Джотиприя (Часть 2)

Джотиприя

Джотиприя в Индии – приблизительно конец 1940-х.

Джотиприя в Индии – приблизительно конец 1940-х.

(Продолжение)

II

Наша жизнь – лошадь, что скачет и ржёт, неся нас вперёд и ввысь…
мы ищем сияющее злато Истины; мы страстно жаждем небесного сокровища».

Шри Ауробиндо

ОДНА из любимых историй Джотиприи о том, как она встретила йога в доме друга американского консула вскоре после своего прибытия в Индию в июле 1947 года. Когда все на минутку вышли из комнаты, йог попросил Джотиприю дать ему посмотреть её ладонь и удивил ее, сказав: “Я вижу, что вы родились 16 мая 1902 года». Затем, заметив вслух насколько редко встречается человек с такой аурой, на которой написано так много как у Джотиприи, он продолжил и сделал ряд предсказаний о ее жизни. Во-первых, он сказал, что всё её обучение было подготовкой к будущей огромной работе, и что она будет «учить, учить и учить». Ещё он сказал ей, что смог увидеть поток людей, входящих и выходящих из большого здания, принадлежащего ей – здания, окруженного семью деревьями. “Но как это возможно? – спросила она в удивлении, – У меня нет ни пенса за душой!” В этот момент консул и его жена, которые вернулись в комнату, присоединились к беседе, спросив: “А у нее когда-нибудь появятся собственные деньги?” – поскольку они были очень впечатлены тем, как много Джоти смогла сделать с тем малым, что она имела. Йог сконцентрировался, прежде чем дать ответ: “У неё всегда будут деньги для её духовной работы, но не для каких-либо других потребностей”. Потом он продолжил, предсказав некоторые проблемы, которые у неё возникнут со здоровьем, но заключил, что они никогда не остановят её, и что жизнь Джотиприи будет становиться лишь ярче и полнее вплоть до самого конца.

Все предсказания йога полностью сбылись: помещение Культурного Центра Восток-Запад и правда располагалось на участке с семью деревьями, и он стал духовным приютом для тысяч людей, которым были гостеприимно распахнуты его двери…, также у Джотиприи всегда были деньги, но только для работы Центра…, и, несмотря на череду перенесённых ею тяжёлых заболеваний, Джотиприя продолжала учить до последних дней своей жизни. Говорили, что её последние вечерние Сатсанги по четвергам были просто блистательными и погружали садхаков и ищущих ещё глубже внутрь, чем когда-либо прежде. Но вернёмся в 1947 год, тогда тот йог сделал ещё одно предсказание – оно касалось непосредственного прошлого Джотиприи, так же как и её непосредственного будущего. Он заявил, что она уже нашла своего гуру, который будет направлять её по жизни. И снова йог оказался прав, поскольку она только что вернулась из Пондичерри, со своего первого Даршана Шри Ауробиндо. Вообще-то, Джотиприя приехала в Индию, чтобы работать над получением степени магистра гуманитарных наук в области индийской религии и философии в Индуистском университете Бенареса по трехлетней стипендии от Aрья Дхарма Сева Сангхи. Она приехала в этот святой город в благоприятное время – за месяц до того, как Индия добилась независимости. Но на самом деле у Джуди была более глубокая цель, нежели добавить ещё одну учёную степень в уже и так полный список своих достижений. Она приехала в Индию для духовных поисков. После двадцати пяти лет интенсивного исследования мировых священных писаний и семнадцати лет углублённого изучения санскрита Джотиприя пришла к убеждению, что в Ведах был заложен внутренний смысл, которого никто не смог раскрыть ей на Западе. Ибо, как она объясняла на своей первой встрече на философском Отделении университета, если вся духовная культура Индии в действительности была основана на Ведах, то то, что она изучила в Америке, можно было бы назвать просто “ерундой”. Но учёные того времени всё ещё дискутировали относительно того, была ли в Ведах вообще какая-либо тайна. Ни один пандит не был в состоянии расшифровать малоизвестный язык и распутать последовательную нить духовного смысла. В преобладающем представлении Веды были всего лишь “любопытным пережитком варварства”. Джотиприи посоветовали выбрать другую тему для исследований в области санскрита.

Доктор Тайберг и профессор Арабинда Басу

Доктор Тайберг и профессор Арабинда Басу

Так случилось, что молодой преподаватель философии по имени Арабинда Басу находился в тот момент в учительской, и он последовал за разочарованной доктором Тайберг в вестибюль. “Я не мог не услышать вашу беседу”. Она попросила его продолжать. “Но я думаю, что знаю кое-кого, кто может вам помочь. Вы когда-либо слышали о Шри Ауробиндо?” На следующий день он принёс ей копию книги Шри Ауробиндо «Основы Йоги» и машинописный текст ещё не изданной книги “Тайна Веды”. Джотиприя не спала, читая до рассвета, поскольку в её руках, как она обнаружила, находились все те ответы, которые она так долго искала. Тем утром она сказала Арабинде Басу, что нашла то, ради чего приехала в Индию.

Вместе с рекомендательным письмом Арабинды Басу Джотиприя послала Шри Ауробиндо письмо, в котором описала свой не прекращающийся ни на миг поиск Истины и попросила разрешения приехать на Его Даршан. Позже, два дня спустя, произошла странная вещь – Джотиприя, куда бы она ни пошла, начала всюду ощущать запах цветов жасмина, хотя самих цветов нигде не было видно. И что ещё более удивительно, аромат становился более интенсивным всякий раз, когда Арабинда Басу начинал говорить о Шри Ауробиндо и Матери. Не находя логического объяснения этому феномену, Джоти, наконец, села на велосипед и поехала к Басу, чтобы спросить его, может ли быть какое-либо разумное объяснение такому любопытному явлению. Он ответил: “Вы связались со Шри Ауробиндо, не так ли? Ну а теперь он связался с вами. Скоро вы получите от него письмо.” А в письме, которое вскоре последовало, Джотиприи сообщали, что будут рады видеть её в Ашраме в любое время.

Впервые у неё появилась возможность поездки в Ашрам в канун праздника Рамы, в октябре 1947 года. Она написала в своём дневнике: “Это считается самым подходящим временем в году для духовных завоеваний. Я думаю, что прибыть именно в это время, наиболее благоприятно для меня”. На самом деле так и было, она достигла Ашрама Шри Ауробиндо в вечер пуджи Махалакшми – как-раз когда Мать собиралась раздавать всем свои благословения. Как только руки Матери коснулись головы Джотиприи, будто “электрические разряды” прошли через всё её существо; её руки “горели”. Джоти ушла озадаченная тем, что же с нею произошло. В ближайшие дни ей предстояло распознать в Матери свою давнюю Богиню-друга, и неимоверно глубокая любовь к Матери заполонила её сердце. Привязанность была взаимной. Мать очень ценила чистоту, а изо всех качеств Джотиприи самым выдающимся была именно её чистота. Таким образом, аромат жасмина, который Шри Ауробиндо использовал как средство связи с ней в Бенаресе, и вправду очень подходил – ибо жасмин, как говорила Мать, является цветком чистоты. На первом личном Даршане, который Мать дала Джотиприи, они проговорили целый час, и, кроме всего прочего, Мать объяснила ей значение цветов. Глубоко растроганная, Джотиприя рассказала Матери о своём страстном желании посвятить свою жизнь всему, что является Красотой и Истиной. Мать, помолчав немного в раздумье, ответила: “Да, ты давно выбрала этот путь – служить”. Затем Она сказала Джоти, что Она и Шри Ауробиндо в течение очень долгого времени ждали её прибытия. Вот тогда-то ищущая, известная нам как Джуди Тайберг, попросила у Матери духовное имя. На следующее утро, во время пранама, Мать вручила ей записку, написанную рукой Шри Ауробиндо. Внутри были слова – «Джотиприя – Возлюбленная Света».

Наконец настал день Даршана 24 ноября 1947 года. Благодаря своему высокому росту Джотиприя могла видеть поверх голов большинства людей, ожидавших в очереди; таким образом, она впервые увидела Шри Ауробиндо задолго до того, как подошла её собственная очередь для пранама. И всё то время, пока двигалась вместе со всеми, она неотрывно смотрела на него. Представ же перед Шри Ауробиндо, она почувствовала, что стала “простираться в бесконечность»: «Я практически чувствовала Бога, изумительное чувство расширения. Я была за пределами собственного тела, это было необыкновенно прекрасно, и это продолжалось в течение многих дней. Он что-то сделал со мной, – внизу позвоночника было ощущение крутящегося электрического вихря”. И как она потом рассказывала одному истинному последователю Шри Ауробиндо в Лос-Анджелесе: “Так он помог мне осознать свою душу. Даже при том, что у меня были все эти устремления, которые исходили из души, в тот момент я осознала нечто совершенно иное, что жило во мне. Я по-настоящему узнала, что же это такое – моя душа”. Отныне и впредь Джотиприя всегда будет обращаться к Шри Ауробиндо и Матери как “Дэвагуру и Дэвамата” – или Божественный Учитель и Божественная Мать, поскольку с того действительно благоприятного праздничного сезона Рамы открылись “двери души” Джотиприи, и с тех самых пор “новое сознание направляло” её жизнь.

Вернувшись в Бенарес для продолжения учёбы, Джоти внесла это новое сознание во всё то, что она делала. Как самая старшая по возрасту студентка университета она оказалась и самой выдающейся. Она выучила хинди и пали и углубила своё знание санскрита посредством тщательного изучения Гиты, Упанишад и Брахма-Сутры. Она изучила философские системы Веданты и современную индийскую мысль. И, выдержав в марте 1949 года экзамен на степень магистра гуманитарных наук, вот что Джотиприя написала Шри Ауробиндо и Матери:

“Вчера я мысленно была рядом с Вами обоими, когда получила известие о том, что успешно сдала экзамен на степень магистра гуманитарных наук по специальности Индийская Религия и Философия и тем самым поставила в университете рекорд. Я знаю, что это произошло благодаря каналам божественной помощи, которые я смогла открыть в себе своей любовью к Вам и благодаря тому пути в жизни, который Вы мне предложили… На экзаменационный вопрос: ‘Пожалуйста, кратко и чётко сформулируйте философские и религиозные взгляды Шри Ауробиндо.…‘ , я отвечала весьма полно и наслаждалась, изливая в ответе свою душу”.

В возрасте 48 лет Джотиприя приступила к изучению индийской классической музыки, начав обучаться игре на ситаре, чтобы “петь баджаны Божественному”. В качестве хозяйки международного гестхауса (от англ. guest house – недорогая гостиница – прим.пер.), планирующей мероприятия для еженедельно заезжающих групп в 40 человек, и как первый президент Международного Студенческого Союза, основанного доктором Радхакришнаном, Джотиприя была, выражаясь словами тогдашнего вице-президента, “реальной силой в международном понимании”. Но её истинное удовлетворение проистекало из надежды на то, что она сможет служить “божественным каналом” и сделать так, чтобы стены этих студенческих ассамблей “оглашались отзвуками извечных истин”.

Многие известные личности того времени были впечатлены познаниями Джотиприи в области санскрита, а также её искренним интересом к индийской культуре. Ей выпала огромная честь встретиться с такими великими политическими деятелями и учёными Индии той эпохи, как: Ганди, Маулана Азад, Раджгопалачария, Сантошкумар Басу, В.К.Гокак и пандит Махамахопадхьяйя Гопинатх Кавирадж . Она представляла Индию на Всемирном Университетском «Круглом Cтоле» во время августовской компании Свами Шивананды, который на всю жизнь останется для неё глубоко почитаемым другом . Возможно, в своём выступлении профессор Индуистского университета Бенареса Б.Л.Атрейя говорил от имени всех, когда выразил Джотиприи похвалу за её невероятно серьёзное отношение к учёбе и за то восхищение, с которым она относится к многочисленным глубоким аспектам индуизма, а также за то, что она жила “как настоящий индиец”, участвуя в полной мере в жизни Бенареса. Но такой интерес и энтузиазм были абсолютно естественны для Джотиприи, поскольку она любила встречаться с людьми самого разного рода. И, как прокомментировал один её старинный друг, – когда его спросили в письме, насколько “индианизировалось” внешнее поведение Джоти, – «её “внутреннее” состояние всегда было таким». Благодаря владению языками хинди и пали, Джотиприя смогла посетить множество святых мест, обычно недоступных для приезжающих с Запада. А тогдашний министр просвещения Маулана Азад призвал её нести на Запад своё глубокое понимание индийской культуры, тогда как профессор Индуистского университета Бенареса Т.Р.В. Мурти предсказал: “Я убеждён, что вам предначертано сыграть важную роль в единении Востока и Запада на духовном плане”.

И Джотиприя жила так, чтобы исполнить в полной мере этот призыв и это предсказание. Все те тридцать лет, что прошли с её отъезда из Индии в 1950 году, и до её смерти в 1980 году, она несла ищущим Запада всех рас и возрастов свои рассказы о духовных переживаниях и встречах со святыми людьми Индии. Эти истории были наиболее увлекательным и, в то же время, действенным средством открытия сердец и умов к истинной духовной реальности. Она обожала рассказывать о долгих часах, проведённых ею в обществе Анандамаи Ма, которую Джотиприя, сама обладающая весёлым и радостным нравом, очень любила и считала “воплощением счастья”. Она подолгу сиживала рядом, когда Анандамаи Ма пела баджаны Божественному в своём Бхаване (резиденция – прим. пер.) на берегу Ганги. Ещё были её описания ашрамов Ришикеша, в том числе Ашрама Шивананды и, в частности, времени, проведённого с Кришной Премом (Рональдом Никсоном). Но две истории заслуживают особого внимания. Одна из них относится к первому посещению Джотиприей Сарнатха во время Философского Конгресса, проводимого в Бенаресе на Рождество. После обзорной экскурсии по этому святому месту, где Будда впервые прочитал свою проповедь, группа зашла в музей. И там, перед одной из статуй Будды, Джотиприя заворожённо застыла не в силах пошевелиться. Остальные продолжали осмотр музея, а она долго стояла, замерев на месте с ожившими в ней воспоминаниями о Будде и о том времени, когда он был с нею. Эти поразительные воспоминания убедили Джотиприю в том, что в прошлой жизни она жила в благословенном обществе Сиддхартхи Будды. А ещё была неделя, которую она провела со Шри Раманой Махарши – он, лёжа на своей скамье, Джотиприя же и многие другие, расположившись вокруг него. Как и большинство, Джотиприя обнаружила, что было легко медитировать в чистой атмосфере мудреца. Её дневник полон записей её вопросов к нему и его ответов. Но среди всех их бесед особо выделяется одна. Джотиприя спросила Раману Махарши, что же она будет делать, когда все её духовные учителя уйдут из этой жизни. И он заверил её такими словами: “Мы никогда не оставим тебя. Ни один из твоих учителей никогда не покинет тебя”. Затем он добавил: “Ты уже реализована, только сама не знаешь об этом”. И в библиотеке Культурного Центра Восток – Запад, по сторонам от большого и сияющего портрета Шри Ауробиндо, в небольших рамочках располагаются изображения Шри Раманы Махарши, Анандамаи Ма и других святых Индии, которые помогали вести Джотиприю к её духовной цели.

Но как Джоти написала Матери летом 1949 года: “Во всех своих путешествиях я встречаю множество религий и преданных последователей Кришны, Рамы… , однако ни один из них не произвёл на меня такого поразительного воздействия, какое произвели Вы со Шри Ауробиндо. Мне довелось проверить это на собственном опыте”. После Даршана 15 августа 1949 года Джоти утвердилась в том, что её место рядом с Матерью и Шри Ауробиндо. В письме к своим друзьям она написала: “На этом Даршане я окончательно убедилась в том, что принадлежу Ему и Его работе в мире”. Но, тем не менее, она чувствовала себя связанной многими обязательствами в Бенаресе, хотя её учёба там и была завершена. В глубоком смятении она обратилась к Божественному и попросила конкретного ответа. И прямо там, на железнодорожной станции в Калькутте – и снова при отсутствии какого-либо логического источника запаха – на неё повеяло ароматом жасмина точно так же, как это было двумя годами ранее в Бенаресе.

Те из нас, кто пришёл в Ашрам Шри Ауробиндо через Джотиприю или через её Культурный Центр Восток – Запад – и кто имел там такой тёплый и безотлагательный приём только на том основании, что был близко с ней связан – почувствовали ту трепетную любовь и уважение, с которой Ашрам относился к Джотиприи. Её помнят за обсуждения до поздней ночи на веранде Ашрама чудес, которые открывал на каждом шагу санскрит …, за её глубокое изучение Савитри в то время, когда лишь немногие читали её…, за её практичный совет, с любовью данный одному из подростков, живущих в Ашраме… , за её уважение к индийским традициям и ко “всему индийскому”. Вот цитата из письма одного молодого ашрамита к Матери о Джотиприи, – письма, которое Джоти бережно хранила: “Когда я был представлен Джотиприи, я ощутил некую теплоту глубоко внутри, которая пробудила во мне чувство доверия к ней. И это радостное чувство возникает всякий раз при близком общении с нею. Мне нравится видеть её, слушать её, это как-то влияет на меня”.

Что до Джотиприи, то ей просто не хватало хвалебных слов, чтобы описать Ашрам Шри Ауробиндо. Это был её “духовный дом”, … то место, где она “утолила глубочайшую жажду своего сердца, мучившую её с самого детства”, он “бурлил всем тем”, что она любила …, духовная атмосфера была “ослепительной, гармоничной” …, программа физической подготовки “обеспечивала замечательную спортивную форму и превосходно объединяла в духе”…, а в ашрамитах и в близких друзьях, таких как Нолини Канта Гупта, A.Б. Пурани, Индра Зен, Сисир Митра и Притви Сингх, Джотиприя видела “сливки индийской культуры”. Она дорожила памятью о многочисленных утренних часах, проведённых в интересных беседах с великим пандитом-санскритологом Kaпали Шастри, и всегда с волнением вспоминала его похвалу в свой адрес – “Восхитительно” – которую он произнёс после того, как она впервые спела для него Гаятри Мантру всего лишь после нескольких дней практики. Она с гордостью показывала нам в Лос-Анджелесе фотографию в альбоме, на которой она в белых шортах маршировала в общей колонне на ашрамовском Спортивном Празднике. А её сердце наполнялось радостью, когда она вспоминала, какое удовольствие получила Мать от концерта, данного в Её честь в Голконде тремя занимающимися у Джотиприи музыкой ашрамитами или от Рождественских гимнов, спетых для Матери под органный аккомпанемент Джоти на Плей Граунде.

Что бы Джотиприя ни делала, она вовлекала в это и других. Занимаясь с учениками музыкой, она вселяла в них свою собственную радость и любовь к обучению. Это благодаря её связям в Ашраме узнали о написанном в 1915 году художником Йоханнесом Холенбергом портрете Шри Ауробиндо. Ежегодное 22-х страничное Рождественское послание Джотиприи из Индии более чем 400-м её друзьям послужило поводом кому-то в Ашраме предположить, что лучше бы ей было потратить это время на свою собственную садхану. В нерешительности Джоти пошла к Матери, чтобы попросить у Неё совета. Вскинув руки, Мать сказала: “А как ты думаешь Божественное работает, если не через таких людей как ты? Ты поддерживаешь все свои контакты!” Тогда Джотиприя спросила: “Но если я буду придерживаться своей собственной садханы, то я продвинусь быстрее?” На это Мать ответила, “Да. Это верный способ. Работай только над своей собственной садханой, и ты взлетишь очень высоко, но всех остальных ты оставишь позади. А то, как ты растёшь сейчас, позволяет и другим расти вместе с тобой. Это медленнее, но это намного более плодотворный, более прекрасный и более космический путь”. И затем Мать повторила то, что Она сказала Джотиприи при их первой встрече несколько лет назад: “Ты сама выбрала этот путь – служить – давным-давно”. Джотиприя вернулась в Америку в марте 1950 года, после последнего Даршана 21-го февраля. В свой дневник она занесла последние впечатления о Шри Ауробиндо: “ Колоссальный динамизм, спокойный и глубокий, наделённый огромной мудростью … Хватило времени как следует его рассмотреть. Он выглядит таким великолепным, непоколебимым и бесстрастным, в то время как Его сознание, казалось, простирается в бесконечность. Такие потоки!” Она чувствовала, что послание, переданное ей тогда, было следующим: “Верь в нас, во что бы то ни стало, доверься нам полностью, и мы приведём тебя к твоей цели”. И, как достойное завершение её трёхлетнего пребывания в Индии, которое стало настоящим сокровищем в жизни Джотиприи, Арабинда Басу, приведший её к Шри Ауробиндо, провожал её в порту на корабль, отбывающий из Калькутты. И потом, как она написала в своём дневнике, “с мыслями о Матери и Гуру” она покинула Индию. Во всеоружии для будущих свершений, Джотиприя возвращалась на Запад, чтобы стать первооткрывателем Учения Шри Ауробиндо и Матери в Америке.

(Продолжение следует)

 
0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий