Воспоминания о Шри Ауробиндо и Матери

Шри Ауробиндо Глазами Одного из Его Студентов

Воспоминания о Шри Ауробиндо и Матери

Шри Ауробиндо Глазами Одного из Его Студентов

Эти воспоминания были рассказаны Шри Хар Кишен Сингхом
одним из студентов Шри Ауробиндо, обучавшемся в колледже Бароды

Шри Ауробиндо был  очень немногословным и тихим, почти застенчивым. Студенты его чрезвычайно уважали. У нас было такое ощущение, что он готовился к чему-то великому. Обычно он был очень серьёзен и на занятиях никогда не шутил. Войдя в класс, он садился к столу, положив большие пальцы на указательные. Чаще всего он опускал глаза и говорил так, будто бы находился в полу-медитативном состоянии.

Я обожал его лекции. Многие студенты находили его трудным для понимания.  Причина была в том, что он никогда не использовал вопросно-ответную форму проведения занятий. Он никогда не делал пауз, не просил задавать вопросы и не отвечал на те, которые ему всё же задавали.  Он редко давал задания на дом и никогда специально не готовил студентов к экзаменам. Но когда он читал лекции, то рассматривал обсуждаемый предмет со всех  возможных позиций.  Помню, как однажды он читал лекцию на тему «Политическая философия Бёрка».  Его изложение данной темы было настолько блестящим, что не нуждалось  ни в вопросах, ни в ответах.

Я также помню те дни, когда он преподавал нам «Размышления о французской революции» Бёрка. Шри Ауробиндо за всё время преподавания этой темы ни  разу не прибег к помощи книги, и ему было всё равно, дочитали ли мы книгу до конца.  Он вёл  занятия, даже ни разу её не открыв. Он не рассматривал главу за главой, но давал широкий, всеобъемлющий и глубокий обзор  темы. В классе он читал лекцию, а студенты затем должны были  обдумать изложенный им на занятиях материал. Он давал им возможность изучить книгу самостоятельно с помощью его комментариев. Я был  очень доволен такой формой преподавания, и если мне что-либо  было  непонятно, я часто приходил к нему, чтобы разрешить свои трудности.

Когда я с отличием сдал Промежуточный Экзамен за первый курс, он был этим очень обрадован, поскольку в то время  это было редкостью.  В результате окончания курса с отличием мне была предложена стипендия для обучения в Элфинстоунском колледже. Он пытался отговорить меня от ухода из колледжа Бароды, но из-за своего материального положения  и из-за внушительной суммы предоставляемой стипендии, я не мог не уйти. Помню, он дал мне хорошую характеристику.

Он часто посещал общественные мероприятия и драматические спектакли.  Но в основном он молчал.  Помню, как ему понравилась пьеса Шекспира «Венецианский купец», в которой я исполнял роль Порции… однажды он заговорил о лунной ночи, и у меня было такое ощущение, что в его словах был шутливый намёк на моё имя, Чандвани. В те дни там был также и его младший брат, Бариндра.

Позднее Шри Ауробиндо оставил колледж в Бароде и перешёл работать в Национальный колледж в Калькутте. Его статьи в Банде Матарам очень воодушевляли меня.  До сих пор помню одну из статей в этой газете под заголовком «Зёрна и Плевелы».

Двумя годами позже он приехал в Бомбей и дал там серию лекций. Я с восторгом воспользовался возможностью посетить их.

В один из дней мы пригласили его на чай в кругу моих друзей-синдхов. Для этого ему пришлось подняться пешком  на третий этаж. Когда я встал, чтобы представить его и начал всячески его восхвалять, он жестом остановил меня и сказал: «Мы все  — дети одной Матери». Под «Матерью» он имел в виду Индию. Затем он в спокойной и сдержанной манере поговорил с нами о нашей ответственности перед своей страной. Даже его молчание было для всех нас воодушевляющим.

До тех пор пока он присутствовал на политической арене, он был единственным источником вдохновения моих национальных идеалов и деятельности.  Пламя патриотизма, что пылает в моём сердце, было зажжено им… я восхищался им и поминал его как  Бога. В то время как люди повторяли имя Бога, я в сердце повторял имя «Ауробиндо, Ауробиндо». У меня не хватает слов, чтобы выразить, как сильно я был им воодушевлён.

 

Язык публикации: ru