Читра Сен

Пламя Вечности (Читра Cен)

Читра Сен

Читра Cен

Пламя Вечности

Читра Cен

Читра Cен (г.р. 1927), впервые посетила Ашрам Шри Ауробиндо в двенадцатилетнем возрасте, в 1940 г. В 1943 г. Мать приняла её в качестве ашрамитки. С 1947 г. она связала свою судьбу с Департаментом Физического Образования, в котором стала капитаном женской секции. Она – учитель биологии в Международном Центре Образования Шри Ауробиндо.

Я начну с того, что не согласна со словом «воспоминание».

Мать – это не прошлое. Она даже, скорее всего, – не настоящее. Она – Будущее.

Меня всегда беспокоило, да и сейчас всё еще беспокоит то, что когда мы пытаемся говорить о Матери, на самом деле рассказываем другим о том, что она говорила нам в конкретные психологические моменты. Мы не знаем, является ли это истинным для всех. Мы можем только повторить слова, которые, возможно, передают лишь форму, но не суть. Но, как бы то ни было, находясь среди друзей и детей Матери таких, как Ананда и Дипшика, я могу говорить, потому что мы всего лишь обмениваемся своими мнениями между собой.

Другим поводом для волнения является то, что мы должны понимать, что наши отношения с Матерью существуют не на физическом плане. Действительно, достаточно было одного её взгляда, прикосновения, легкой улыбки при мимолетном контакте с Ней, чтобы всё в нашей жизни изменилось, и исчезли все наши трудности. Однажды Она сказала мне, когда я пожаловалась ей: «Теперь мы не имеем возможности так часто видеться с тобой физически» (естественно, я была недовольна). «Странно», – сказала Она,- «Я дважды в неделю прихожу на Игровую Площадку и раздаю орехи, конфеты и всё остальное». Во время раздачи на Игровой Площадке Она обычно сидела перед картой Индии, и когда мы по очереди проходили мимо Неё, она очень быстро раздавала нам сладости. Часто оставалось такое чувство, что Она даже не взглянула на тебя. Но Она говорила: «Для меня достаточно одного мгновенья, я работаю в каждом из вас». Таким образом, наши слова могут совершенно не соответствовать тому, что происходило в действительности.

Мать всегда работала и продолжает беспрерывно работать в нас. И, как мне кажется, эта работа заключается в том, чтобы принести сознание и совершенство во все части нашего существа. Это то, что Она в то время делала в отношении всех нас, собравшихся здесь. Я уверена, что то же самое Она делает и сейчас в отношении всех Своих детей, в каком бы уголке мира они не находились.

Хочу дать вам представление о том, каким образом Она помогала нам становиться сознательными о разных частях нашего существа – в 1948 г. Мать вела Курс по Молитвам и Медитациям наверху – в длинной комнате, куда мы сейчас приходим на Даршан. Он начинался с несколькими из нас, позднее многие захотели присоединиться, и образовался большой класс. Однажды Мать начала спрашивать нас: «О чём вы думаете?» Она задала этот вопрос одному или двоим. Кто-то сказал очень хорошие вещи. Неожиданно Она указала на меня пальцем: «А ты? О чём ты думаешь сейчас?» Смущенная, я только и смогла ответить: «Ни о чём, Мать». «О!», сказала Она. «Ты стала великим йогом. В твоей голове нет мыслей!» Я сказала: «Нет, Мать, это не так. Дело в том, что я ужасно волнуюсь. Я думала, если спросят меня, что мне сказать? И когда ты спросила меня, я забыла обо всём!» Позднее, когда я подошла к Ней, чтобы получить Её благословение, я поняла по Её особенной улыбке, что Она довольна моим искренним ответом. Вот какую работу она выполняла, делая нас немного более сознательными. Вот почему большое количество информации Она передавала нам, даже не вступая с нами в разговор.

Я очень редко писала Ей письма. Но даже когда я писала, я почти никогда не получала ответа. Я очень переживала по этому поводу. Мои друзья получали такие чудесные письма! Я же получила письменный ответ только на некоторые из моих писем. Однажды, когда я проходила мимо Неё во время раздачи на Игровой Площадке, Она прервала раздачу, взяла меня за руки: «Ты получила мой ответ?», «Нет Мать, ты не ответила на моё письмо». Она посмотрела на меня и сказала: «Я ответила тебе и знаю, что ты получила мой ответ. Вот почему я не стала тебе его писать». Вы видите теперь, что я имела в виду. Мы можем говорить что-то словами, но невозможно постичь Мать, понять с позиций человеческого мышления, чего Она хотела, что Она делала или не делала. Границы Её действий превосходят возможности ментального восприятия.

Я приехала в Ашрам будучи ещё ребёнком. Иногда я заговаривала с Ней при встрече. Однажды Она спросила меня – мне было тогда 15 или 16 лет – «Зачем ты учишься?» Ну что может ответить ребенок? «Просто мне это нравится, Мать». Тогда Она сказала мне: «Не делай ничего, что тебе не нравится, или делай только тогда, когда почувствуешь, что хочешь таким образом выразить себя». Она хотела, чтобы мы развивались. Она говорила: «Вы не должны учиться только из-за того, что так издавна заведено. Обучение необходимо для развития мозга, но сюда приезжают, чтобы делать нечто другое – чтобы познавать себя. Существует множество способов, с помощью которых человек может выразить себя».

Некоторые из моих друзей очень серьезно относились к учебе, их график был расписан по часам, и они скрупулезно придерживались расписания. Я так никогда не поступала, и мне всё время казалось, что я ничего не делаю. Поэтому я пошла к Матери и спросила Её: «Как, по-твоему, я должна организовать свою жизнь?» «Ты имеешь в виду твоё ежедневное подношение себя?» – спросила Она. Я сказала: «Да, Мать». Она ответила: «Это не внешнее действие. Это внутреннее движение. Кода человек учится, он не должен думать, что это для того, чтобы получить высокий пост или стать знаменитым и т.д. Должно быть внутреннее отношение к этому: «Я учусь для того, чтобы суметь исполнить то, чего от меня хочет Божественное». Каждое утро, когда просыпаешься, говори: «Всё, что я делаю, я делаю для Божественного». И тогда ты обнаружишь в себе части, которые сопротивляются. Эти части нужно постепенно удалить». Затем она предупредила: «Не грубо, а нежно, стараясь не потревожить, их нужно удалить осторожно, очень мягко, нежно. Ты понимаешь?» Я сказала: «Не совсем, Мать». «Позднее мы опять об этом поговорим, – добавила Она, – и ты поймешь». Тогда же она сказала мне: «Твоему физическому сознанию нужна работа». Мне дали работу в Цветочной Комнате. Зачем я это рассказываю? Только для того, чтобы показать, как Она воспитывала молодежь, не оставляя без внимания ни одной части сознания.

Я занималась выпиливанием по дереву. Время от времени я выпиливала пазлы и подносила их Матери. И вы знаете, эти пазлы она держала наверху. И те, кто работал наверху, Пуджалали, Лаллубхай, после того, как заканчивали свою работу, садились и собирали эти пазлы. Однажды Мать дала мне две большие картинки и сказала: «Наклей их с двух сторон на свою доску и выпили. Тогда тем, кто играет, будет намного труднее собрать эти пазлы!» Позднее Она сказала мне: «Я старалась поддерживать твой интерес к выпиливанию. Зачем? Для того, чтобы приучить руки следовать за взглядом, а также развить чувство цвета».

Другой вид жизненной активности, о котором Она не забывала – это сновидения. Она обычно спрашивала нас: «Что вам приснилось прошлой ночью?» Мы рассказывали свои сны. Иногда нам снилось что-то интересное, и тогда мы сами шли к Ней, чтобы рассказать об этом. И Она объясняла этот сон. Почему это было так важно? Она говорила и повторяла нам это постоянно, что сон обычно является погружением в подсознание, но осознанность должна прийти даже в эту часть. «В то время как вы стараетесь быть сознательными днём, ваши ночи должны также стать сознательными. И первым шагом к этому является вспомнить то, что приснилось во сне». Это долгий процесс. «Но после того, как вы сможете вспоминать свои сны, постепенно вы научитесь контролировать свои ночи. И тогда вы сможете передвигаться свободно и делать то, что сами захотите». Она нам много рассказывала о том, как нужно спать. «Вы должны отдыхать. Не допускайте, чтобы ваш ум был возбужден». У меня была привычка читать, а потом ложиться спать. Она сказала: «Нет. Что происходит, когда вы немедленно идете спать (сразу же после того, как почитали), ваше физическое засыпает, но клетки вашего мозга всё ещё продолжают работать. Вы должны успокоить их. Поэтому вы должны расслабиться прежде, чем заснете. Расслабьтесь, расслабьте каждую свою часть либо по отдельности, либо все вместе. Затем расслабьте свой ум, мысли. Затем соберите себя внутри. Вы должны стать абсолютно как тряпка. Всё ваше тело лежит на кровати. Соберите себя здесь». Она указывает на область сердца. «Теперь, если вы можете добавить устремление, замечательно. Если не можете, ничего страшного. Вы делаете это и стараетесь, чтобы переход ко сну произошел спонтанно, автоматически, естественно». Да, было очень важно иметь хороший, крепкий сон, а также суметь вспомнить потом то, что приснилось.

Теперь о другом аспекте Её работы. С самого моего детства, с моего первого приезда в 1940г.- я тогда была 12-ти летней девочкой – я сразу же заметила, что каждый здесь работает. Всё делается для того, чтобы достичь совершенства. И старшие, они всегда говорили: «Мать поручила мне эту работу». Не было престижной или непрестижной работы. В таком возрасте ты ещё не понимаешь, но ты впитываешь. Сейчас я вижу, как много из этого отношения к работе я впитала в то время от старших садхаков. Мы знаем, что работа, как говорила Мать, это лучшая молитва тела Божественному. И все мы знаем, какую важность в Йоге Шри Ауробиндо Мать придавала работе, и очень часто именно физической работе. Потому что работа – это единственное место, где мы вступаем в соприкосновение с другими, где получают возможность проявиться различные части нашего существа. Только когда какая-то часть проявляет себя, ты можешь начать осознавать её. В противном случае можно совсем не осознавать различные части своего существа. И это удобный момент начать работать над этими частями. Мать придавала большое значение физической работе. Я приведу пример, чтобы проиллюстрировать это. Сисир-да, Профессор Истории из Сантиникетана, а позднее Директор нашего Центра Образования, сначала получил работу в Столовой! Таких случаев много, когда высокообразованным людям, преуспевшим в жизни, поручался неквалифицированный труд в Столовой или в других департаментах.

Мать наделяла цветы духовным смыслом. Иногда, давая нам цветок, Она объясняла его значение. Однажды она объяснила мне значение цветка «Полная Самоотдача». Надеюсь, вы знаете этот цветок. Это маленькая Чайная Роза с очень маленькими розовыми цветочками. «Полная Самоотдача», сказала Мать, «означает отдачу всех твоих мыслей, чувств, действий и движений. Ты говоришь Божественному, «Я сдаюсь Тебе. И это приблизит меня к Тебе». Когда ты преподносишь цветок, с ним вместе ты преподносишь эти чувства, мысли или действия. Когда бы у тебя не появилось нечто подобное, представь, что я здесь, прямо перед тобой и скажи: «Я подношу это тебе». Я сразу же узнаю об этом и приму твоё подношение.» Она действительно здесь, вместе с нами и принимает наши подношения. И это истинно даже теперь. Мать с нами всегда и не только сейчас, но также и в нашем будущем – с теми, кто только появится на свет. Она вселила в нас это чувство. Я знаю, что всякий раз, когда мы будем снова приходить на землю, Она будет с нами, чтобы помогать нам идти к нашей Цели.

Когда мне исполнилось 19 лет, Она сказала мне, что «твоему витальному нужна работа». Как мы уже говорили, витальное – это та часть нашего существа, которая придаёт побудительную силу любой деятельности, источник наших желаний и т.д. Итак, Она отправила меня работать. Тогда только ещё начинала свою работу Типография Ашрама. Мать спросила меня: «Ты знаешь Индру Сена» «Да, Мать». «Пойдёшь к нему, он возьмет тебя на работу в Типографию.

Мы отправились работать в Типографию. Она тогда только ещё открылась. Ещё ничего не было распаковано, и повсюду лежали нераспакованные вещи. Доктор Индра Сен просил дать ему помощника. Но ему нужен был кто-то, кто мог бы помогать ему контролировать рабочих. Я для этого не подходила. Будучи учителем до мозга костей, он отправил меня учиться тому, как набирать текст вручную. Я только начала, когда увидела выглядывающее из-за двери лицо моей подруги. Я сказала: «Привет, в чём дело?» А она ответила: «Мать послала меня посмотреть, как ты справляешься со своей работой». Это было так похоже на Мать! Послать меня работать, а через час послать кого-то, чтобы посмотреть, как у меня идут дела! В состоянии ли я справиться с этой работой или нет? Типично для Матери. После окончания 2-ой Мировой Войны, в августе 1945 г., Мать написала послание: «Одержана Победа. Твоя Победа, Господь, за которую мы возносим к Тебе нашу беспредельную благодарственную молитву…» и т.д. Мы набирали этот текст. Я выпросила у рабочего гранки корректуры и с триумфом отнесла их Матери, чтобы показать, как я справилась с работой в свой первый день в Типографии.

Разрешите мне упомянуть ещё об одном небольшом происшествии, показывающем, как важно иметь правильное отношение к работе. Однажды нам велели прийти на работу в Типографию в воскресенье утром. Оплачиваемые рабочие в это время не работают, а работу необходимо было закончить как можно быстрее. Нас было примерно шесть или восемь парней и девушек, и мы все работали за одним столом. Во время работы кто-то тихонько напевал. Изредка разговаривали. Работу закончили. На следующий день, когда я пришла к Ней, Она сказала: «Я слышала, как вы разговаривали во время работы». Я была немного удивлена, это была просто невинная болтовня! Поэтому я ответила: «Но мы всего лишь складывали газеты, Мать, и работа была выполнена». Знаете, что Она сказала? «Если бы я должна была складывать газеты, я бы вкладывала в это всё своё сознание так, что лучше это сделать было бы невозможно». Теперь представьте, это было сказано так ласково, но все, кто встречался с Матерью, очень хорошо знают, что она всегда смотрела ласково и с улыбкой – но человек, к которому она обращалась, при этом мог испытать внутреннюю встряску, я бы сказала, шлепок. И я получила этот шлепок. Она показала мне мою ошибку. Я никогда не забуду урок, который получила в тот день.

Дважды в неделю Она вела на Игровой Площадке курс по переводу. Она переводила работы Шри Ауробиндо на французский. В то время я была старостой в спортивной группе у девочек. Этот курс по переводу проходил в те же часы, что и занятия в нашей группе. Я видела, что наша группа буквально на глазах сокращается, так как мои подруги начали пропускать занятия. Мать пригласила их посещать Её курс. С небольшим количеством оставшихся становилось всё труднее проводить обычные групповые занятия. Мне также было очень жаль, что я сама не могу посещать Её курс. Как-то раз Она поймала меня после наших занятий и сказала мне: «Ты знаешь, я часто думаю о тебе и хотела позвать на свой курс. Но ведь это твоё время для работы». Я была так счастлива и тронута тем, что Она помнит обо мне. И в то же время, я осознала, какое важное значение Она придаёт работе.

Однажды в Типографии была одна работа – нужно было украсить карты Её символом. Позднее Она раздавала эти карты. Несмотря на то, что в это время шел курс Молитвы и Медитации, мы с моими подругами не ходили на занятия в течение 2-3 дней и работали так, чтобы карты были готовы вовремя.

Мать поощряла не только физическую работу, она также побуждала нас к творческой, эстетической работе. Если бы вы видели некоторые платья Матери, вышитые в то время, вы бы не поверили, что они вышиты – такое совершенство в исполнении!

Один из самых основных аспектов жизни, которому мы научились у Матери – это забота о материальных вещах. Однажды Мать посетила школу, чтобы что-то посмотреть. К Её визиту в школе повсюду был наведен блеск. Но когда Она приехала, то прямиком пошла к чулану и открыла его. Всё то, что в спешке не успели закончить, было свалено там в кучу! В другой раз, когда она посещала один из департаментов, Она сразу же пошла на склад. Это был Строительный Департамент. И опять, всё, что там находилось, было навалено в полном беспорядке. Мать спросили: «Для чего тебе нужно было прийти именно сюда?» Она ответила: «Я услышала зов! Вещи говорили: ‘Приходи и вначале посмотри на нас. Как они нас хранят’». Поэтому нам очень важно знать о необходимости уважать материальные вещи. Уважать божественное сознание в Материи, в физическом. И работа, я думаю, приводит нас в контакт с материей, а также с субстанцией физического сознания того, кто выполняет работу.

Теперь я расскажу вам кое-что о физическом образовании. В одном из своих посланий Она сказала, что физическое образование осуществляется для того, чтобы привнести в тело сознание и контроль, дисциплину и мастерство – всё то, что необходимо для лучшей и более возвышенной жизни. И действительно, именно в этом заключается цель нашего физического образования. Если посмотреть со стороны, то мы увидим, что все в возрасте от 6 до 90 лет занимаются спортом в разных возрастных группах. Каждый почти ежедневно участвует в каком-либо соревновании. Нет никакого различия между девочками и мальчиками, нет никакой специализации – вы делаете все упражнения, потому что они развивают различные аспекты ваших физических способностей. И Мать поощряла наше участие в спортивных мероприятиях. Она следила за занятиями каждой группы, Она смотрела все соревнования, Она обычно держала ленту на финишной черте беговой дорожки во время легкоатлетических соревнований. После этого Она давала оценку выступлению каждого участника. Поэтому, естественно, у нас было намного больше энтузиазма, чем у сегодняшних детей. У нас был кто-то, к кому мы хотели пойти и рассказать, показать, что мы сделали всё, что Она хотела от нас.

Одно время она судила наши гимнастические соревнования – это продолжалось, насколько я помню, один или два года. Она ставила нам оценки за наши выступления. Я приведу вам пример Её судейства. Мы выполняли ряд последовательных движений на параллельных перекладинах. Это было немного трудно, по крайней мере, для меня. Довольно сложно даже по сегодняшним стандартам. Когда я встретила Мать после выступления, Она сказала мне: «По тому, как ты выполняла упражнение, я думала, ты займешь первое место». (Я заняла второе.) Затем она сказала кое-что интересное: «С физической точки зрения твоё выступление было хорошим, но в тебе присутствовал страх. И из-за этого я сняла несколько очков». Вы видите, как трудно, если Она судит подобным образом! Но Она была совершенно права. При выполнении фигуры существовала небольшая последовательность, при которой я должна была прыжком с переворотом перейти из одного положения в другое, и я беспокоилась. Не упаду ли я при этом? И этот страх Она увидела во мне.

Я расскажу вам другую интересную вещь. Однажды у меня возникла серьёзная респираторная проблема. Не знаю почему. Неожиданно мне стало трудно дышать. Поэтому моя сестра пошла и рассказала об этом Матери. Дьюман-бхай пришел меня проведать. «Что случилось, Читра?» Я сказала: «Не знаю Дьюман–бхай, я не могу дышать». Я лежала в постели. Вечером я пошла к Матери. Она тоже недоумевала: «Почему у тебя это возникло? Не является ли это нервным расстройством?»

Как бы то ни было, в таком состоянии я выполняла все легкоатлетические номера в наших ежегодных соревнованиях. Я всё время занимала третье место в каждом виде соревнований. Если я даже безнадежно проигрывала, в финале я всё же занимала третье место. И так во всех видах соревнования я заняла третье место. И вы можете вообразить, когда вы среди друзей, что обычно происходит. Они начали подсмеиваться надо мной: «Вот идёт наша чемпионка по третьему месту!» Однажды мы бежали 400-метровку. Я пробежала и опять заняла третье место. На следующий день я пошла к Матери. Она сказала мне: «Ты бежала очень хорошо». Я так смутилась, ведь я была третьей. Она сказала: «Это то, чего мы добиваемся. Не случайная яркая вспышка в какой-то одной части, а постоянный всеобъемлющий прогресс». Вы видите, как Она сделала меня счастливой и развеяла все мои трудности.

Надеюсь, вы знаете такую игру, как «Крокет». Мы всегда играли в неё, играли и в тот период, когда Мать начала приходить на Игровую Площадку. Она время от времени играла с кем-то из нас. Однажды Она сказала мне, что Она была хорошим игроком в крокет. Никто не мог Её остановить. Она сказала мне: «Я обычно подавала мяч вот так». В Крокете вы должны играть двумя деревянными мячами и одним деревянным молотком и часто игрок должен выбить один мяч другим мячом. Затем, показывая свои руки, Она добавила: «Уже тогда мои руки были сознательными». Я в удивлении уставилась на неё. Поймите, пожалуйста, что в тот раз – в ту пору мне было 15 или 16 лет – Мать практически впервые сказала мне о том, что в физическом может присутствовать сознание! Теперь мы это знаем. Мы даже говорим о клеточном сознании. Но в тот раз это было, как гром среди ясного неба. Я уставилась на Неё. Наконец я пробормотала: «Мать, то, о чём ты рассказываешь, похоже на сказку». Она засмеялась: «Да, тебе так кажется, потому что тебе никогда прежде не говорили, что это возможно». «Обычно у пианистов», сказала Она, «очень сознательные руки. Иногда эти руки не исчезают даже после смерти человека». Они продолжают существовать, возможно, в тонком физическом мире. Она однажды видела, как во время игры одного пианиста пара таких рук вошла в руки пианиста, и этот человек продемонстрировал такое чудесное исполнительское искусство, которое, возможно, превосходило его собственные способности. Это пример того, как руки могут быть сознательными.

Мать присутствовала на всех наших играх. Мы стали играть в волейбол, баскетбол, настольный теннис и т.д. Она тоже играла в теннис. Сначала Она играла в настольный теннис, но позже, когда разбили наш теннисный корт, бросила его и переключилась на большой теннис. Для этого Она стала надевать специальный костюм. Я всё ещё помню тот день, когда Она впервые пришла на Игровую Площадку в своём новом одеянии. По вечерам, примерно в 4.30. Она обычно играла в теннис. Она вызывала пару человек из тех молодых людей, которые стояли наготове, чтобы не упустить свой шанс поиграть с ней. Её партнером всегда был Пранаб-да. И Она играла. По пять геймов с каждой парой.

В свой день рождения некоторые из девочек получали возможность поиграть с Ней. Она заранее приглашала нас. Она также выбирала того, кто будет нашим партнером в игре. В то время мы состязались в теннис по одному, парами и смешанными парами. Мать создала команды из смешанных пар. И затем она играла со всеми смешанными парами. Это тоже давало нам шанс поиграть с Ней. Она проводила с девочками одиночные игры. Каждая играла с Ней по одному сету. Она отводила Пранаб–да на Игровую Площадку, оставляла его там делать его работу и возвращалась на Теннисный Корт, чтобы проводить с нами одиночные игры. Что это для нас было за событие! После игры Она иногда давала свои комментарии. Мы всегда следили за тем, чтобы подавать все мячи под правую руку Матери, чтобы Ей было удобнее их отбивать. Тот, кто нас тренировал, постоянно повторял нам: «Если вы этого не делаете, как же вы можете играть с Матерью?» Однажды одна из моих подруг, играя с Матерью, начала посылать мяч во все стороны. Мы были поражены, что она делает? Но Мать двигалась по всему корту, бегала всюду и отбивала мячи. Позднее, когда Она пришла на Игровую Площадку, Она сказала мне: «В этот раз я впервые имела такой опыт. Сознание свыше направляло моё тело, что оно должно делать, куда оно должно бежать. И тело ему подчинялось. Я рада этому и очень счастлива».

Она любит теннис, сказала Она, потому что в эту игру можно играть сознательно. Вы не можете играть таким же образом в баскетбол. «Когда я играю», сказала она, «в каждый удар по мячу я вкладываю своё сознание. Я делаю свою работу». Когда мы играли с Ней, мы знали, что хотя внешне это выглядело как обычная игра, внутренне это был контакт с Матерью. Я могу сказать вам про себя. Однажды Она сказала после моей игры с ней: «Когда мы играли, между нами шла беседа». Вы видите, это была передача и принятие сознания, которое там присутствовало, на каком-то другом плане, это не была простая игра, происходящая на физическом плане.

Здесь я приведу одно фундаментальное высказывание, сделанное Матерью в отношении игры в теннис, которое применимо ко всем видам физического образования: «Вы можете играть лишь для того, чтобы получить радость от игры, а не для того, чтобы одержать победу». Затем Она продолжила: «Если вы сможете так играть, это поможет освободить тело от многих ментальных и витальных влияний». Вот что мы пытаемся и что должны делать. В этом весь смысл нашего физического образования; не растить крепкого, здорового бандита, а привносить сознание в наше физическое.

Её забота о нас была абсолютно всеобъемлющей. Мы шли к ней, когда боролись с физическим недомоганием, всегда стараясь открыться Ей и Её силе. К слову сказать, у нас была прекрасная амбулатория, но если вы спросите любого из нас, мы никогда не ходили в амбулаторию. Она была нашим Лекарем. У нас регулярно проходили медицинские осмотры. Мать присутствовала на осмотре малышей и в группах девочек. Она сидела там. Она отмечала всё, что доктор говорил о теле. Она была очень внимательным наблюдателем, и Она советовала давать яйца детям, которых она считала ослабленными. Я была одной из них, так как родилась преждевременно. Поэтому Она сказала моей матери, что я должна ежедневно съедать по одному яйцу. Но я не ела. В Ашраме никто не ест яйца, так почему я должна была есть? Я поистине была великим садхаком! Поэтому родителям пришлось уговаривать меня есть яйца. Кроме того, Она выдавала специальный сыр – Швейцарский, мне, а также многим другим, кого она считала физически ослабленными. Когда в Ашрам прибыли дети, она начала выдавать яйца, масло и фрукты им всем.

Она постоянно повторял нам: «То, что вы едите, очень важно. Но то, как вы едите ещё важнее». Детям Она говорила: «Когда вы садитесь за еду, призывайте Покой. Зовите Покой, как вы зовёте друга. Просто повторяйте ‘Покой, Покой, Покой’. Зовите, и это сработает. Это поможет вам переварить всё, что необходимо вашему телу».

У меня была, как я уже говорила, дыхательная проблема, своего рода лихорадка. Когда я пошла и рассказала Ей, Она сказала: «Беспокойство всегда означает определенное сопротивление, ментальное, витальное или физическое. Это может быть что-то одно, два из этих трёх или же сразу все три вместе. Вместо того чтобы обращать внимание на беспокойство, нужно расслабиться. Расслабь все свои мысли, мускулы, расслабь всё и затем скажи: ’вот я’. Ты молишься иногда?» Я сказала: «Да, Мать. Что же ещё нам остаётся?» «Да», сказала Она, «Мы в этом единодушны, это единственное, что мы можем сделать». Затем Она добавила: «Когда у меня возникает беспокойство (физическое) я тоже это делаю. Я взываю, Я молюсь». Конечно, это не та молитва, которую возносим мы!

Что касается моей проблемы с дыханием, Она говорила, что это расстройство нервной системы. Затем Она сказала, и я в первый раз осознала это: «Изо всех составляющих физического тела, нервная система более, чем все остальные его части находится под влиянием воли. Под волей я подразумеваю активное стремление». И затем Она сказала: «Если не можешь устремляться, тогда молись». И затем Она дала мне молитву, которой я хочу поделиться с вами. Молитва была на французском:

«Господи, избавь меня от всех страхов и слабостей».

И Она попросила меня повторять это ежедневно перед тем, как я буду ложиться спать.

Теперь я расскажу кое-что о днях рождения. Вы все знаете, какую важность Мать придавала дню рождения. В этот день все, и старые и молодые, что-нибудь готовили для Неё – вышивку, рисунок, плотницкое изделие и т.д. Опять мы возвращаемся к работе. Я делала деревянные вещи. Одна маленькая девочка (едва достигшая в то время 10-ти лет) сказала мне: «Знаешь, Читра-ди, что я поднесу Матери на свой день рождения?» Я спросила: «Что? Ты что-то приготовила?» Она ответила: «Я сочинила стихи! Я вполне прилично их сочиняю, так что я могу подарить их Матери на мой день рождения». Каждый старался сделать для Неё и поднести Ей всё лучшее, что имел.

Я приехала к Матери в 1940 г., когда мне было 12 лет. Спустя два месяца после моего приезда у меня был день рождения. Мне бесконечно повезло, что я смогла прийти к Ней на своё тринадцатилетие. Она обычно дарила каждому чудесный букет цветов. Через много лет я пришла к Ней на свой день рождения, когда мне исполнилось 26 лет. Она взяла мою руку, вложила в неё букет цветов. Неожиданно Она спросила: «Когда я тебя увидела впервые?» Я была озадачена. Я начала на другой руке, которую держала за спиной, (одну Она держала в своих руках) считать прошедшие годы. Но до того как я в этом преуспела, Она сказала: «Твой первый день рождения со мной был, когда тебе исполнилось 13 лет. Теперь тебе 26. Это значит, что половину своей жизни ты провела со мной». Только Мать могла помнить о таких вещах, в отношении каждого из нас.

Разрешите мне закончить свой рассказ интересным случаем. Однажды во время раздачи я увидела слезы в глазах Матери. Я приведу здесь несколько строчек из того, что Она сказала мне тогда. «Всё зависит от того, кто приходит», сказала Она. Когда Мать спускается вниз для благословения, «обычно, это аспект Махасарасвати, который работает с человеческими проблемами, организуя всех и вся в соответствующем им порядке. Но иногда приходят и другие личности. Грусть в глазах, которую ты видела, принадлежит Махалакшми. Её ранит, когда вещи уродливы, особенно когда присутствует неверие, вероломство. Тогда Она полна сострадания. Каким милым, чудесным и счастливым мог бы быть мир, и что с ним сделал человек!

Плохо, когда приходит Махакали. Она не выносит ничего, что не хочет изменяться, Она разит». Обычно, когда Махакали приходит к Матери и хочет присутствовать при раздаче, Мать отсылает её назад. Я думаю, Её слишком много для нашей хрупкой человеческой природы! «Махасарасвати, как правило, с детьми. И то, что Она любит больше всего – это искренность. То есть прямоту в человеке. Ей нравится каждое усилие, которое ведёт к совершенству. Вот что больше всего радует её. Она всегда подталкивает человека всё к большему и большему прогрессу».

Пусть это также станет и нашей программой: «всё к большему и большему прогрессу».

Большая часть высказываний Матери, приведенных в этом рассказе, взята из моего дневника. Мы обычно старались записывать все беседы с Ней так точно, как это возможно. Они никогда не просматривались и не редактировались Матерью.