Комментарии Матери к работе "Элементы Йоги"

Внутреннее состояние активности и пассивности, как ключ к практике Йоги и изменению сознания

Комментарии Матери к работе "Элементы Йоги"

Внутреннее состояние активности и пассивности,
как ключ к практике Йоги и изменению сознания

Комментарии Матери к книге “Элементы Йоги”

Я не совсем понял «истинное значение активности и пассивности в садхане».

Ты не знаешь, что такое активность и пассивность? Ты знаешь, что означают эти два слова?

        Да.

Да! Итак, когда ты активен, что это значит?

Когда я работаю.

Работаешь? Хорошо! А когда ты пассивен, когда ты спишь? (Смех)

Когда я ленив, я не могу ничего делать…

Нет дитя моё, не обязательно. Пассивность – это не  лень. Активное движение – это то, в котором ты выбрасываешь свою силу вовне, то есть, когда что-то выходит из тебя – в движении, мысли, чувстве – нечто, что исходит от тебя к другим или во внешний мир. Пассивность – это когда ты просто остаёшься  открытым и принимаешь то, что приходит извне.  Не важно, двигаешься ли ты или сидишь неподвижно. Это вовсе не относится к делу. Быть активным означает выбрасывать сознание или силу, или движение изнутри наружу. Быть пассивным означает оставаться неподвижным и принимать то, что приходит извне. Так, здесь сказано… я не знаю, как тут написано точно… (Мать переворачивает страницы книги) Всё очень ясно! «Активность в стремлении», это означает, что твоё стремление исходит от тебя и восходит к Божественному – в тапасьи, в дисциплине, которой ты следуешь, и когда появляются силы, противодействующие твоей садхане, ты отвергаешь их. Это активное движение.

Итак, если ты хочешь получить истинное стремление, внутреннее руководство, проводника, и если ты хочешь иметь силу, воспринять силу, которая поведёт тебя и направит твои действия в должное русло, тогда тебе не следует больше двигаться, то есть – я не имею в виду не двигаться физически, но ничто не должно больше исходить от тебя, напротив, ты пребываешь в таком состоянии, как если бы ты был совершенно неподвижным, но открытым, и ждёшь вхождения Силы, и открываешь себя настолько широко, насколько это возможно, для того чтобы принять всё то, что входит в тебя. Вот такое должно быть состояние: от тебя не исходит не единой вибрации, а вместо этого устанавливается  своего рода тихое спокойствие, но ты полностью открыт, как если бы ты, таким образом, открыл все двери  для силы, которая должна низойти в тебя и трансформировать твои действия и сознание.

Восприимчивость есть результат истиной пассивности.

Но Мать, для того чтобы смочь стать пассивным, должно быть предпринято усилие, не так ли?

Не обязательно, это зависит от людей. Усилие?  Да, необходимо хотеть этого, это да. Но разве воля является усилием?… Естественно, нужно думать об этом, нужно хотеть этого. Но две вещи могут возникать вместе, понимаете, существует момент, когда оба – стремление и пассивность – могут не только сменять друг друга, но и присутствовать одновременно. Вы можете быть одновременно в состоянии стремления и страстного желания, которое призывает вниз нечто – а именно, желания открыть себя и принять, и стремления,  призывающего вниз силу, которую вы хотите принять – и в то же самое время находиться в  состоянии абсолютной внутренней тишины, обеспечивающей вам полную проницаемость, поскольку именно в этой неподвижности, в которой в вас может что-то проникнуть,  вы становитесь проницаемы для Силы. Что ж, оба эти состояния могут существовать одновременно, не мешая друг другу,  либо они могут сменять друг друга так быстро, что их едва можно будет различить. Но можно уподобиться вот чему – великому пламени, восходящему в стремлении,  и, в то же время, большой вазе, которую образовало это пламя,   открывающейся и принимающей всё, что нисходит вниз.

И оба эти состояния могут быть одновременно.  И когда вам удаётся иметь их оба, тогда они могут быть у вас постоянно, что бы вы ни делали. Только  может присутствовать незначительное, очень незначительное смещение сознания, почти незаметное, которое  сначала осознаёт пламя, а затем и вазу восприимчивости – то, что стремится быть наполненным и пламя, что восходит, чтобы призвать вниз то, что должно наполнить эту вазу – очень незначительное маятниковое движение и такое быстрое, что это производит впечатление, будто они оба происходят одновременно.

(Молчание)

Это одна из тех вещей, которые вы постепенно обнаруживаете по мере того как тело становится готовым к трансформации. Тело – это совершенно замечательный инструмент в том смысле,  что оно может  одновременно испытывать два противоположных состояния. Есть определённое состояние телесного сознания, которое согласовывает и примиряет то, что в других состояниях сознания следует одно за другим, а в некоторых даже противостоит друг другу. Но если  в витальном и в разуме уже достигнуто развитие, достаточное для приведения к согласию противоположностей (что, конечно, является совершенно необходимым), когда  в этом достигнут успех, существуют моменты, когда они чередуются, понимаете, одна вещь идёт за другой; но что замечательно в сознании тела, так это то, что оно может чувствовать («чувствовать», можем ли мы сказать «чувствовать»? – «испытывать» – слово «осознавать» выражает это лучше всего) все вещи одновременно, как если бы сразу вам было жарко и холодно, как если бы вы были одновременно активны и пассивны, и всё в том же духе. Тогда вы начинаете осознавать всю совокупность движений в клетках. Это нечто намного более реальное, что естественно, но гораздо более совершенное в теле, нежели в каких-либо других частях существа. Это означает, что если вещи будут продолжаться таким образом, то это докажет что физический, материальный инструмент является самым совершенным из всех. Именно поэтому, наверное, тело является самым трудным для трансформации, для совершенства. Но из всех, оно самое способное к совершенству.

21 апреля 1954г.