Воспоминания о Шри Ауробиндо и Матери

История Лалджибхая: Йога Матери в Материальном Мире (Шиям Кумари)

Воспоминания о Шри Ауробиндо и Матери

История Лалджибхая:
Йога Матери в Материальном Мире

Шиям Кумари

Шиям Кумари

Шиям Кумари

В 1902 г. четырнадцатилетний парень по имени Девджибхай Хиндоча вышел из своего дома, расположенного в одной из деревень штата Гуджарат, и направился в ближайший порт, взяв с собой в дорогу только ладу (индийская сладость – пер.) и носовой платок. В обмен на покраску главной мачты ожидающей в порту дхау (одномачтовое арабское каботажное судно*) капитан-араб согласился доставить его в Восточную Африку. По прибытии его спросили, на чьей территории он хотел бы осесть, на британской или на немецкой. Узнав, что англичане в качестве помощи для обустройства переселенцам выделяют на пять шиллингов больше чем немцы, он предпочёл британское покровительство и начал искать работу.

Девджибхай Хиндоча был прирождённым предпринимателем и бизнесменом. Через год работы в качестве повара при маленьком магазинчике, проживая и питаясь на рабочем месте и ничего не тратя на это из своего заработка, он скопил достаточно денег, чтобы выкупить партнёрство в этом магазине. Затем он объехал на велосипеде местность, в которой проживал и после этого начал открывать другие магазины. Он вступил в партнёрство с хозяевами ещё четырёх магазинов, и все вместе они организовали фирму под названием «Витхал Дас Хари Дас и Кампани Лтд.» в Джиндже, в Уганде. За пятьдесят пять лет эта фирма разрослась в огромный бизнес с обширным диапазоном деятельности, от торговли сахаром, хлопком, рисом, табаком и мылом до владения кинотеатрами, отелями и собственностью, со штаб-квартирой в Джиндже, в Уганде и филиалами по всей Восточной Африке.

Жена Девджибхая, Завербен, была женщиной набожной и неординарной. Будучи в душе натурой мистической, она имела особые отношения со Шри Кришной, а также, сама не подозревая об этом, с Махалакшми – одним из аспектов Божественной Матери, но об этом будет рассказано чуть позже. Эта редкая женщина дала жизнь трём дочерям и четверым сыновьям, один из которых был избранной душой, которой было предначертано стать великим инструментом Матери. Речь идёт о её первенце, Лалджибхае.

Лалджибхай родился в деревне Модпур, расположенной в окрестностях индийского города Джамнагар, штат Саураштра в январе 1917г., и Индия с её духовностью наложила на него свой отпечаток. Семья его была настолько бедной, что его мать и тётки, кроме того, что занимались домашним хозяйством, должны были трудиться и в поле. Жили они вместе с семьёй его дяди, у которого был небольшой продуктовый магазин розничной торговли. Когда Лалджибхаю было три года, он вместе с матерью уехал в Африку к отцу, но спустя два года его мать вернулась с ним в Индию, чтобы отдать Лалджибхая в школу, так как в Африке в то время не было школ. Начальное образование Лалджибхай получил в своей деревне. Там прошло его нелёгкое детство. Позже он уехал в Бомбей, где сдавал экзамены в высшее учебное заведение, но, провалившись на них, не стал учиться дальше. В девятнадцать лет Лалджибхай отправился в Африку, чтобы присоединиться к своему отцу. Там он и его двоюродные братья начали обучаться всем видам семейного бизнеса. Везде им приходилось начинать с самых низов. Им не давали никаких привилегий и не делали поблажек. Это была тяжелая школа, но она сделала Лалждибхая сильным и трудолюбивым и дала ему полное представление о мире бизнеса и его законах. Хотя он и не имел склонности к учёбе, но унаследовал от своего отца деловую хватку и смекалку и уже в молодом возрасте стал самостоятельным предпринимателем. В 1945г., когда ему было двадцать восемь лет, он основал в Африке сахарный завод, который никак не был связан с обширным семейным бизнесом.

Пути Божественного неисповедимы. Божественный Рыболов выжидает удобного момента для души, чтобы забросить свою удочку. В случае с Лалджибхаем этот момент настал в 1953 г. До этого Божественная Мать предпочитала оставаться скрытой для него. Вплоть до 30 июля 1953 г. всё, что он знал о Шри Ауробиндо – это то, что он был великим революционером и участвовал в тайном заговоре, связанном с подрывом бомбы, за что был посажен британским правительством в тюрьму, после выхода из которой уехал в Пондичерри, где жил в пещере, практикуя йогу, а какая-то французская леди присматривала за ним.

Как-то раз один из его друзей спросил: «Хочешь увидеть йога?» Лалджибхай ответил: «Почему бы и нет?» Вот как одним прекрасным утром он отправился посмотреть на йога, Шри А.Б.Пурани, в Центр Шри Ауробиндо, который возглавлял Шивабхай Амин. Когда он обнаружил, что этот йог не носит длинных спутанных волос, не посыпает свою голову пеплом и не ходит в набедренной повязке, то почувствовал облегчение и подумал: «В нём нет ничего опасного или сомнительного. С ним можно спокойно разговаривать». В этот день, оттого, что общался с Пурани, он вошел в ауру Божественной Матери. Пурани рассказал ему о Шри Ауробиндо, о Матери и об их Ашраме, их философии и их работе.

Поскольку Пурани остановился у одного из его друзей, то вместе они решили, что на следующее утро в 10 часов Пурани посетит сахарный завод Лалджибхая и помедитирует вместе с ним и его семьёй. За час или два до назначенного времени Пурани позвонил Лалджибхаю и сказал, что хотел бы придти немедленно. Даже после того, как Лалджибхай попросил его прийти попозже, Пурани продолжал настаивать и сразу же после звонка отправился на сахарный завод. Во время медитации Пурани сделал такой жест над головой Завербен, как будто он что-то сломал. Начиная с этого момента, на протяжении всего этого дня Завербен видела Шри Кришну иногда с открытыми глазами, а иногда, когда их закрывала. С тех пор у неё навсегда сохранилась эта способность к оккультному видению. И Лалждибхай и остальные члены его семьи, медитировавшие вместе с Пурани, также весь день совершенно явственно ощущали Божественное Присутствие.

После медитации Пурани рассказал им, что когда он утром медитировал, ему явилась Мать и сказала, что в мать Лалджибхая в данный момент нисходит Махалакшми, а поскольку её сознание не готово вместить полное нисхождение высшего сознания, то она может этого не вынести и её здоровье будет подорвано. Поэтому он должен без промедления отправиться к Лалджибхаю и прервать этот контакт. Что он и сделал во время совместной медитации и таким образом предотвратил все нежелательные последствия.

Услышав о том, какой оккультный опыт имела его мать, Лалджибхай спросил Пурани: «Мы ведь тоже медитировали, почему же мы не испытали ничего подобного и не видели Шри Кришну?» На это Пурани ответил ему: «Способность к оккультному видению придёт только тогда, когда ты будешь медитировать с совершенной искренностью и верой, и со спокойным разумом. В этом случае ты достигнешь быстрого прогресса, и у тебя появится оккультное видение».

В ту же ночь Лалджибхаю приснился удивительный сон. Ему снилось, что вся его семья и ещё несколько человек уселись ряд под большим деревом возле их дома, и в этом сновидении они все увидели, что на дереве появился Господь Шива и благословил их. Сразу же после этого Лалджибхай начал расти ввысь и кто-то, сидящий под деревом, крикнул: «Ты дотронешься до электрического провода и умрёшь». На что Лалджибхай ответил: «Меня защитит Шакти, которая опекает меня, это её обязанность. Поэтому со мной ничего не случится. Не беспокойтесь». Лалджибхай стал очень высоким. И там, докуда он дорос, он увидел Шри Ауробиндо и Мать, одетых во всё белое. Послышались нежные звуки ситары (струнный муз. инстр. В Индии**) . Лалджибхай поклонился им, они благословили его и удалились. Сновидение продолжалось. В нём Лалджибхай вместе с Пурани вошел в свою комнату и сказал ему: «Я получил от Матери и Шри Ауробиндо всё, что только возможно, поэтому забери все мои деньги для Ашрама». Всё же что-то в нём от бизнесмена заставило Лалджибхая оставить себе пятирупиевую банкноту, в надежде, что она когда-нибудь сможет ему пригодиться. Но как только он это сделал, вперёд вышло психическое существо и сказало: «Ты отдал Божественному всё своё богатство. И что же, неужели ты думаешь, что эти твои пять рупий могут спасти тебе жизнь?» Когда Лалджибхай это услышал, он немедленно отдал Пурани и эти пять рупий. Впоследствии он рассказал Матери об этом сновидении. Она очень обрадовалась и сказала: «Твоё сновидение просто замечательное. Это самый настоящий духовный опыт».

Уезжая в Индию, Пурани пригласил Лалджибхая посетить Ашрам, когда тот в очередной раз приедет в Индию.

И с этого момента божественное провидение начинает вести эту избранную душу по жизни — обстоятельства складываются таким образом, что в ноябре того же года Лалджибхай со всей своей семьёй должен поехать в Индию на свадьбы своих сестёр Савиты (в последствии Хуты) и Ушы. Он не забыл о приглашении Пурани и написал Матери, что в ноябре-декабре он приедет в Индию, и хотел бы использовать эту возможность, чтобы посетить Ашрам. Дьюман от имени Матери ответил ему, что они будут желанными гостями, и что Мать всё подготовит к их приезду.

Пондичерри всё ещё был в то время французской колонией, поэтому там существовал таможенный пост. У этого поста их и встретил Дьюман, который затем отвёз их в Ашрам. Когда они приехали, Мать как раз уходила на теннисный корт, и они впервые увидели её возле южной лестницы. Она лишь мельком бросила на них взгляд и сразу же отправилась на теннисный корт, не проронив при этом ни слова. Их гидом стал Дьюман и в течение всего дня и половины следующего водил их по Ашраму и показывал, что где находится. Когда они всё посмотрели, Лалджибхай сказал Дьюману: «Ну что ж, мы посмотрели Ашрам, и завтра уезжаем в Африку». Дьюман сказал: «Прежде чем уехать, хорошо бы получить у Матери разрешение». На что Лалджибхай ответил: «Мне пора возвращаться назад, к себе домой. Почему я должен спрашивать на это разрешение у Матери?» Дьюман сказал: «Нет, нет, скорее не разрешение, вы можете испросить у неё благословение». «Да, это было бы замечательно, — ответил Лалджибхай. — В конце концов, она управляет такой большой структурой как Ашрам и заслуживает огромного уважения. Мы поклонимся ей и не раз, а сотни раз. Попроси её, пожалуйста, принять нас».

Дьюман обратился к Матери с этой просьбой, на что Мать ответила: «Скажи Лалджибхаю, чтобы он задержался ещё на две недели». Когда Лалджибхай услышал это, он запротестовал: «Дьюман, я очень занятой человек. Я не могу оставаться здесь целых две недели. У меня есть определённые обязательства перед обществом, к тому же мой бизнес требует постоянного внимания к тому, как идут дела в моих компаниях в Африке. Мне необходимо контролировать работу своего сахарного завода в Мивани, ведь я даже не обмолвился с Матерью и словом, так же, как и она со мной. Мы совершенно не знаем друг друга. Так почему же она настаивает на том, чтобы мы задержались здесь ещё на пятнадцать дней?» Затем, взглянув в свой еженедельник, он сказал: «Посмотри, у меня назначено так много встреч». И тут вперёд вышла душа его жены: «А что произойдёт со всеми этими назначенными встречами, если ты вдруг заболеешь? Разве в таком случае ты их не отменишь? За последние пятнадцать лет у тебя не было ни одного выходного дня, так используй эту возможность. Останься здесь ещё на пятнадцать дней, как предложила Мать. Должно быть, в этом что-то есть, раз она это предложила». В конце концов, Лалджибхай согласился. И если бы не его жена, то его божественное предназначение, так же, как и божественное предназначение остальных членов его семьи осталось бы не исполненным. Хотя её имя Мукта, что означает «жемчуг», Мать, обращаясь к ней, всегда называла её Мукти, что значит «освобождение».

Дьюман рассказал Матери о своём разговоре с Лалджибхаем, и тогда она сказала: «Хорошо, я поручу Лалджибхаю кое-какую работу. Пусть он обойдёт все фермы и все промышленные предприятия. Я хочу, чтобы он осмотрел их и изложил мне свои мысли по поводу того, как мы могли бы сделать их работу более эффективной и повысить продуктивность». Когда Дьюман передал Лалджибхаю просьбу Матери, тот воскликнул: «Дьюман, но ведь она даже не обмолвилась со мной ни единым словом! Откуда она знает, что я достаточно компетентен, чтобы сделать то, о чём она меня просит?» Дьюман с улыбкой ответил: «Вы не знаете Мать. Она знает вас лучше, чем вы сами». Итак, Лалджибхай начал обходить различные службы Ашрама и готовить свои выводы и предложения. Так прошло восемь дней. И всё это время он гадал, почему Мать не встречается с ним и не зовёт его к себе на интервью. И тут ему передали, что Мать просит прийти его вместе со всеми членами семьи. Теперь Лалджибхай немного занервничал. Он спросил у Дьюмана: «О чём Мать будет с нами разговаривать? Я абсолютно ничего не знаю о йоге, поэтому боюсь, что не смогу поддержать разговор, если он будет касаться йоги. Не мог бы ты пойти со мной?» «На то, чтобы я пошел с вами, нужно разрешение Матери», ответил Дьюман и Лалджибхай взмолился: «Ну, так получи такое разрешение». Когда Дьюман сообщил Матери о переживаниях Лалджибхая, она сказала: «Передай Лалджибхаю, пусть он не нервничает, всё будет в порядке».

«Интервью закончится через пять минут. Мать спросит меня об Африке, а я задам несколько вопросов об Ашраме, как идут дела и так далее, передам ей свой отчёт и удалюсь», — успокаивал себя Лалджибхай.

В этот благословенный день, когда Лалджибхай со всей своей семьёй пришел к Матери, перед ними развернулась чудесная сцена. Увидев их, Мать погрузилась в транс и оставалась в нём несколько минут. Когда же она вышла из транса, то широко улыбнулась им, похлопала Лалджибхая по плечу и выразила своё расположение всем членам его семьи. Она завела с Лалджибхаем разговор, в котором он живо участвовал, и эта беседа продолжалась не пять и не десять минут, как он предполагал, а целый час. Лалджибхай не чувствовал никакой неловкости. В этот день между ними были установлены тёплые взаимоотношения, как между матерью и сыном. Они свободно говорили на всевозможные темы. В конце беседы Лалджибхай спросил о том, что его волновало и удивляло: «Мать, как получилось так, что мы очутились здесь?» Мать ответила ему: «Среди тех, кто сюда приезжает, каждому было предначертано сюда приехать; на то был промысел Божий. Тебя также привел сюда Божий промысел. Ты ничего не знаешь об этом, но твоя мать молилась богине Парвати о том, чтобы та ниспослала ей дитя. Ты знаешь, кто такая Парвати? Это я — Парвати. Молитва её была услышана, и с моего благословения твоя мать родила тебя. С самого твоего детства, и в школе, и в бизнесе я всегда была рядом с тобой. Мы были вместе и в наших прошлых жизнях». (Лалджибхай ничего не знал о том, что его мать молилась Парвати о его появлении на свет, но впоследствии она подтвердила, что это именно так.)

Удивлённый и радостный он поднялся, чтобы уйти. Мать произнесла: «О ревуар». И Лалджибхай ответил: «О ревуар». Тогда Мать спросила его: «А ты знаешь, что значит ‘О ревуар’?» «Нет, Мать, — ответил Лалджибхай – но я думал, раз ты это говоришь, то это должно быть что-то хорошее». Мать объяснила: «Это значит, что мы вскоре увидимся ». «Нет, Мать, — запротестовал Лалджибхай, — в течение ближайших четырёх или пяти лет это невозможно, так как у меня куча работы и огромное количество обязательств в Африке».

Мать только улыбнулась этим его словам, потому что по прошествии всего нескольких месяцев после возвращения Лалджибхая в Африку, его сестра, Савита, ушла от мужа и присоединилась к Ашраму. В подобных случаях родители, естественно, чаще всего считают, что удаление от мирской жизни в таком юном возрасте может в будущем создать их ребёнку определённые проблемы. Родители Лалджибхая сказали ему: «Ты только что вернулся из Пондичерри, где встречался с Матерью, и поэтому лучше всего будет, если именно ты пошлёшь телеграмму Божественной Матери с просьбой объяснить Савите, что неразумно в таком юном возрасте уходить от мирской жизни в Ашрам». По настоянию родителей Лалджибхай отправил такую телеграмму. В ответ Божественная Мать написала ему: « Лалджибхай, где же твоя вера в Божественное? Савита предложила себя Божественному, и Божественное приняло её, и она теперь уже больше не Савита, а Хута. Передай своим родителям, чтобы они успокоились и сохраняли мир в своих сердцах, и тогда я всегда прибуду с ними».

Ещё чуть позже, примерно через шесть или восемь месяцев после своего первого визита, Лалджибхаю пришлось отправиться в Пондичерри, для того чтобы уладить все формальности в отношении Хуты. Когда он по приезде в Ашрам пришел к Матери, она сказала ему: «Ты помнишь мой ‘О ревуар’?» «Да, Мать», ответил он, удивляясь тому, что она всё знала заранее, и что слова её действительно сбылись.

Мать организовала всё, что касалось развода Хуты, и Лаллджибхаю уже не нужно было ничего делать. Когда Лалджибхай пришел, чтобы попрощаться с Матерью, она опять сказала ему: «О ревуар». И опять Лалджибхай возразил: «Нет, Мать, я смогу приехать только через пять лет».

В этот приезд дочь Лалджибхая, Шобхана, была очарована Ашрамом и обратилась к Матери: «Мать! Мне так понравилась школа и Спортивная Группа, что мне захотелось здесь остаться». Мать ответила ей: «К сожалению, в настоящее время у нас негде тебя разместить. Но не позднее, чем через два года твои отец и мать приедут сюда, чтобы остаться навсегда. И тогда ты сможешь жить здесь вместе с ними и ходить в нашу школу».

Услышав это, Лалджибхай удивился. У него не было намерения приезжать и селиться в Пондичерри, а Мать говорила сейчас, что они переедут сюда на постоянное место жительства. Он ещё недостаточно знал Мать, поэтому подумал, что она, возможно, сказала это, чтобы успокоить его дочь. Но ровно через два года, 5 декабря 1957г. они приехали в Ашрам, чтобы остаться там навсегда.

Лалджибхай уехал домой, но вскоре Мать прислала ему телеграмму, что в Ашраме состоится празднование годовщины нисхождения Супраментального Сознания, и было бы замечательно, если бы он смог приехать. Мать также попросила и Хуту написать письмо Лалджибхаю и попросить его приехать вместе со всей семьёй. Как Лалджибхай мог отказаться? Теперь он просто обязан был приехать. Он понял, что между ним и Матерью постепенно образовалась глубокая внутренняя связь. И теперь, когда Хута жила в Пондичерри, судьба семьи была связана с судьбой Ашрама, и поэтому было бы лучше, если бы он основал в Индии какой-нибудь бизнес. Была также и другая причина для этого. В Африке происходили перемены. Среди африканского населения рос дух национализма, и у индийцев в связи с этим стали возникать определённые трудности. Лалджибхай решил проконсультироваться по этому вопросу с Матерью. В это время в Пондичерри выставили на продажу текстильный завод Савана. Он спросил Мать: «Мать, может быть мне купить этот завод?» Она ответила: «Нет, вместо этого построй сахарный завод. Так для тебя будет лучше». «Но, Мать, — сказал Лалджибхай, — при организации сахарного завода возникнет масса проблем. Это сельскохозяйственное производство, поэтому будут трудности. Я даже не знаю, произрастает ли здесь сахарный тростник». Мать сказала: «Имей веру в Божественное, и всё будет хорошо. Не волнуйся ни о чём. Это будет моей йогой в материальном мире, и я хочу, чтобы ты это сделал».

Услышав от Матери эти мантрические слова, Лалджибхай без дальнейших колебаний принял решение и ответил: «Хорошо Мать, я с готовностью соглашаюсь на то, чтобы основать в Пондичерри сахарный завод без каких-либо рассуждений об экономической или коммерческой стороне этого дела».

В следующем году Мать прислала телеграмму Лалджибхаю в Африку: «Лицензия на строительство сахарного завода получена. Это Победа Божественного. Можешь приезжать и начинать подготовительные работы. Мои благословения».

Знаменательно то, что правительство выдало лицензию 24 ноября, в день нисхождения Сознания Кришны в физическое сознание. В 1926 г. в этот великий день, который теперь является одним из четырёх дней Даршанов, Шри Ауробиндо передал Матери руководство Ашрамом, объявив, что она является воплощённой Божественностью, а сам удалился в свою комнату для того, чтобы продолжать свою великую работу вдали от мирской суеты.

В январе Мать основала фирму, зарегистрировав её в отсутствие Лалджибхая, и дав ей название «Нью Хоризон Шуга Милз». Вслед за этим в Пондичерри приехал Лалджибхай и открыл офис. 14 мая Мать приехала на открытие офиса фирмы Нью Хоризон Шуга Милз Прайвэт Лтд. Во время церемонии открытия Мать восседала на великолепном кресле, изготовленном по заказу Лалджибхая специально для неё. Те, кто присутствовали на открытии, совершенно явственно ощущали, как их окружала Божественная Любовь и Милость. В этот день Мать наложила свою печать на предприятие, ознаменовав это следующими словами:

«Удачного начала,
Благополучного продолжения,
И бесконечного прогресса».

Но прежде чем чего-либо достичь, всегда приходится за это бороться. Правительство заложило в новый бюджет чрезвычайно высокие пошлины. Лалджибхай довёл до сведения Матери, что его семья в изменившихся условиях может не согласиться на открытие сахарного завода.

Мать попросила Лалджибхая подождать. По прошествии некоторого времени она пригласила его на интервью. Более часа она говорила с ним на разные темы – о религии и морали, о божествах и храмах, о Новом Творении и Супраментальной Манифестации, а также о существующем положении дел в мире. Она предсказала, что грядут тяжелые времена, и добавила: «Будут бесконечные трудности и у меня, и у тебя, и у всех в Ашраме, и в Индии, и во всём мире. Кризис будет такой сильный, что люди даже потеряют веру в Божественное. Но из этой неразберихи и хаоса родится Новый Мир, который станет Победой Божественного.

«И какая разница в создавшихся обстоятельствах, где ты будешь испытывать трудности и страдать — здесь в Пондичерри или в Африке?»

Лалджибхай был тронут её словами до глубины души и сказал: «Мать, я предпочитаю переносить страдания и преодолевать всё, что выпадет на мою долю, рядом с тобой – под твоей защитой и руководством. Сахарный завод будет построен согласно твоему желанию несмотря ни на что. Я буду молиться за твою Победу…»

Обрадованная такой его искренней готовностью Мать взяла его за руки и сказала: «Bien, tres bien…» (Хорошо, очень хорошо…)

Вместе с Ударом, которого Мать попросила ему помочь, Лалджибхай начал поиски подходящего для строительства сахарного завода места. Они фотографировали различные местности и каждый день показывали фотографии Матери. Когда она увидела фотографию того места, где сейчас расположен сахарный завод, оно ей понравилось, и она сказала: «Вот подходящее место. Стройте завод здесь».

Мать попросила Удара не только помочь Лалджибхаю в выборе и покупке земли, но также познакомить его с различными правительственными чиновниками. Удар помог ему с покупкой земли, а позднее и со строительством завода. Мать приехала на церемонию закладки основания завода. По этому случаю из её уст прозвучало следующее послание: «Вера является надёжным базисом успеха».

Когда проблемы возникали одна за другой, она снова и снова повторяла: «Лалджибхай, имей веру, веру, веру». Однажды он ответил: «Мать, я имею веру». На что Мать сказала ему: «Нет. То, что ты имеешь — это ментальная вера. Она исходит не из сердца. Настоящая вера должна исходить из сердца». «Я постараюсь, Мать», ответил Лалджибхай.

Когда Сила Матери воздействует в полной мере, и также в полной мере предан Ей инструмент, ничто не может препятствовать успеху. Сахарный завод был готов к запуску 15 сентября 1960г. Мать приехала на церемонию открытия. К концу церемонии начался дождь, и Мать немного промокла. Раздосадованный этим Лалджибхай сказал: «Мать я очень сожалею, что так случилось». Но Мать прервала его: «Не говори так. Ведь это же сельскохозяйственное производство, и я хотела знать, будет ли Мать Природа сотрудничать с твоим предприятием. И вот Она дала свой благословение, послав дождь. Так что, тебе не о чем волноваться».

Так и случилось. Лалджибхай говорит, что за последние тридцать лет не было ни одной проблемы, связанной с погодой, с отсутствием дождя и нехваткой воды ни у завода, ни у фермерских хозяйств, связанных с заводом. Это замечательный пример того, как работает Сила Матери.

После окончания церемонии открытия Мать отправилась в офис Лалджибхая на заводе, села в кресло, и Лалджибхай, члены его семьи, а также многие другие пришли к ней на Пранам .

Когда Лалджибхай на следующий день увиделся с ней, Мать сказала ему: «Лалджибхай, вчера я была так довольна тем, что даровала спасение тебе, всем членам твоей семьи и всем остальным, кто пришли ко мне на Пранам. Я очень, очень счастлива».

Лалджибхай попросил Мать, чтобы она руководила им буквально во всём, и получил её согласие. Он спросил её: «Мать, где нам выкопать артезианский колодец?» «Пойди и спроси у тех, кто ищет воду с помощью лозы», ответила Мать. «Но я не доверяю «лозоходцам», — сказал Лалдлжибхай, — иногда они действительно находят воду, а иногда и нет. Мать, пожалуйста, сделай это сама». Мать попросила принести ей план заводской территории. Она развернула его и пометила на нём два места, в которых посоветовала пробурить скважины. Скважины, проделанные в этих двух местах, и по сей день дают много воды. Её Милостью уровень в них никогда не опускается.

На церемонии открытия присутствовали тонкие силы, которые пытались вредить и создавать проблемы. Они, как бы дразня Мать, заявляли: «Мы никогда не позволим тебе запустить этот завод». Но Мать ничего им не ответила и сразу же после церемонии вернулась в Ашрам. Тогда они все пришли к Матери и начали жаловаться на то, что с ними плохо обращаются: «Почему они перемалывают нас? Нам это не нравится, и мы никогда не позволим, чтобы этот завод заработал». На что Мать сказала им: «Успокойтесь. Вы все славные, хорошие существа, и вы должны постараться помочь заводу, которому я дала своё благословение. А я дам вам то, что хотите вы». Но эти силы были упрямы, и к тому же они не верили обещаниям Матери, поэтому они начали чинить препятствия. После церемонии открытия должно было состояться празднование, но непосредственно перед этим празднованием некоторое оборудование вышло из строя. Лалджибхай забеспокоился. Как он будет показывать завод министрам и высоким гостям? С мыслями о том, что если оборудование на заводе не будет работать, то весь проект потерпит фиаско, он поднялся к себе в офис и начал горячо молиться: «Мать, помоги мне. Мать, помоги мне, помоги». И в то же мгновение машины заработали.

На следующий день, когда Лалджибхай пришел к Матери и рассказал ей о том, что около 3.30 оборудование остановилось и о том, как он начал молиться, Мать сказала: «Да, я знаю». И она объяснила ему, какую огромную силу имеет молитва, сказав при этом, что все, кто молятся с искренней верой, всегда получают отклик.

Позднее она рассказала: « В этот день, ровно в половине четвёртого я почувствовала необходимость сконцентрироваться внутри, поэтому я сконцентрировалась и увидела, что Лалджибхай обращается ко мне с мольбой. Он горячо молился, призывая меня – призыв был настолько сильным, что я почувствовала, будто моё внимание что-то притягивает. Я как раз принимала ванну. (Вы, конечно, знаете что происходит, когда моё внимание что-то сильно притягивает – я замираю с поднятой рукой, и сознание отлетает. Я останавливаюсь и уже не могу ничего делать. Вот это и произошло со мной в ванной). Увидев внутренним зрением, что случилось у Лалджибхая, я тут же всё уладила. Должно быть, после этого они начали праздновать, так как я вдруг почувствовала: «Ну вот, теперь всё успокоилось, всё идёт хорошо».

Мать объяснила также, что происходит с грудами сахарного тростника, который забрасывают в специальную машину, чтобы перемолоть. Когда они попадают в эту машину, они ещё живые, полные витальной силы; в процессе перемолки жизненная сила с огромным неистовством выбрасывается из субстанции. Это довольно разъярённая сила, как рычащая собака. И эта сила накапливалась и аккумулировалась. Мать решила, что эта разъярённая сила должна оказывать определённое воздействие на людей, и это может быть очень опасно. И, как она и предвидела, на следующий день машина опять сломалась. Матери сообщили об этом. Машину немедленно починили, но она тут же сломалась вновь. И так три раза в течение ночи.

На следующий день Мать рассказала: «Днём у меня была мысль: почему бы не взять и не успокоить эти силы, почему бы не дать им мир и радость и затем использовать их? Я подумала об этом с определённой долей концентрации, и дальше меня это перестало занимать. В десять часов вечера силы повалили потоком – они приходили, а я с ними работала. Они не были злыми (хотя и не очень светлыми); это были здоровые, открытые и честные силы».

Мать работала с ними целый час, а затем прекратила. Как только она прекратила работу, машина на заводе тут же сломалась. Тогда Мать заключила с этими силами соглашение. Поскольку приходили всё новые и новые витальные силы, высвобождавшиеся из свежесмолотого тростника, она увидела необходимость в постоянной формации, которая бы брала их, принимала в себя, успокаивала и немного рассредоточивала. Она сказала Лалджибхаю, что установила с этими силами дружеские отношения и попросила их не чинить препятствий, и вместо того, чтобы останавливать завод, помочь наладить там постоянный производственный процесс. Мать также наделила эти силы полномочиями изгонять с территории завода враждебно и недоброжелательно настроенных людей, а также защищать оборудование и сам завод, чтобы злые силы не смогли внедриться туда и помешать работе. Лалджибхай говорил, что эти существа всё ещё работают на заводе и отгоняют от него всех, кто враждебно настроен.

Теперь Лалджибхай понял, что Мать могла помочь каждому, кто имел веру в неё и призывал её со всей искренностью.

Он захотел построить на территории завода дом для Матери, чтобы Мать могла приехать туда на уикенд или на пикник. Он попросил у Матери позволения, а она спросила: « Зачем ты хочешь строить для меня дом, ведь я, возможно, никогда им не воспользуюсь?» «Мать, хотя бы дай своё позволение, — сказал Лалджибхай, — если ты приедешь туда даже на один день, то это станет местом паломничества. Тогда это будет как храм». Мать милостиво согласилась. Лалджибхай продолжал: «Мать, пожалуйста, приезжай на завод и укажи мне место, где я должен построить дом». « Мне нет нужды ехать туда, — ответила она — обойди всю территорию, и там, где ты почувствуешь мою Силу и Притяжение, остановись – это и будет местом, где ты должен построить дом».

Лалджибхай бродил по территории целый час, ничего особенного не ощущая, как вдруг в одном месте он почувствовал такую огромную Силу и Притяжение, что остановился. Он понял, что это и есть место для постройки дома. Он сфотографировал это место и понёс показать его Божественной Матери, которая сказала: «Да, это подходящее место». Когда дом был готов, Мать приехала на церемонию открытия и, выступая на ней, сказала: « В этом доме четыре месяца назад, когда отделка ещё не была завершена, я присела на подоконник и помедитировала». После медитации она написала послание для этого дома: «Чудесный дом, в чудесном месте, преподнесённый человеком с чудесным сердцем».

В доме поставили изваяние Бога Ганеша. Увидев его, Мать улыбнулась и воскликнула: «О, ты пришел даже раньше меня!»

Из чисто человеческого любопытства Лалджибхаю очень хотелось узнать, какое впечатление дом произвёл на Мать, поэтому он спросил Вашудху, помощницу Матери: «Какое у неё осталось впечатление?» Вашудха ответила: «Матери очень понравилась ванная комната, и она сказала :’Было бы лучше, если бы эта ванная комната располагалась здесь, в Ашраме’» На следующее утро Лалджибхай отправился к Матери и сказал: «Мать, будет лучше, если мы сделаем тебе здесь на верхнем этаже такую же ванную комнату». «Хорошо», сказала Мать. Затем Лалджибхай обсудил это с Ударом, и совместными усилиями они на втором этаже главного здания Ашрама оборудовали для Матери точно такую же ванную комнату, что и в доме на заводе.

Возле дома Матери на заводе посадили деревце золотой чампаки. Когда Мать приезжала на открытие дома, она дотронулась до этого деревца, и Божественное Прикосновение придало деревцу необыкновенную жизнеспособность. Оно очень быстро росло и обильно цвело. Много лет подряд Лалджибхай ежедневно приносил Матери по целому подносу этих цветов. Она говорила о них: « Я очень люблю эти цветы; когда я выкладываю их на подоконник, ветер, дующий сквозь них, приносит мне массу энергии». И она просила приносить ей этих цветов побольше.

Как-то, заболев, Мать на некоторое время прекратила встречаться с людьми, поэтому несколько дней Лалджибхай её не видел. Но она спросила у Чампаклала, принёс ли тот ей цветы. Когда Чампаклал сказал об этом Лалджибхаю, он тут же снова начал приносить ей каждый день по подносу цветов и уже больше ни разу не пропускал ни дня. Если Матери нездоровилось, то из её комнаты выходил Чампаклал и относил ей поднос с цветами. Потом она призналась: « Во время моей болезни они давали много энергии ».

После ухода Матери дерево перестало цвести. Лалджибхай недоумевал: «Как такое может быть? Только два дня назад дерево пышно цвело и, вдруг, неожиданно прекратило». Спустя пятнадцать дней он пришел к деревцу, встал возле него и обратился к нему с мольбой: «Каждый день ты своими цветами подносило свои молитвы Матери, когда та была в физическом теле. Теперь Матери больше нет с нами в физическом теле, но она здесь в своём тонком теле. Почему бы тебе не продолжать подносить ей свои молитвы цветами, как и прежде, а я буду возлагать их на Самадхи?» «Я очень искренне взывал, обращаясь к дереву, — рассказывал потом Лалджибхай, — и дерево ответило. Через десять или пятнадцать дней оно всё покрылось цветами. Я был так удивлён, обнаружив, что даже деревья обладают сознанием. Они также молятся Божественному и слышат наши к ним обращения. Это был такой чудесный опыт для меня».

Когда сахарный завод «Нью Хоризон Шуга Мил» начал выпускать продукцию, кое-кто из политиков в Пондичерри стал завидовать и строить Лалджибхаю козни. Они подбивали фермеров к тому, чтобы те проводили митинги за воротами завода и распространяли памфлеты против Лалджибхая. Лалджибхай доложил об этом Матери и прочитал ей перевод их грязных памфлетов. Она сказала: «Лалджибхай, никогда не обращай на это никакого внимания. Это всё глупости. Пусть они делают, что хотят». А спустя шесть месяцев один из лидеров умер, а другой потерял ногу и с тех пор больше никогда там не показывался.

И, тем не менее, Лалджибхаю пришлось в течение пяти лет терпеть всевозможные трудности, связанные с рабочей силой. Были и забастовки, и тогда приходилось нанимать на место бастующих рабочих других людей. Обо всём этом Лалджибхай докладывал Матери и получал её благословения, но ситуация оставалась тяжелой. Он говорил Матери: «Мать, всё это происходит только здесь. В Африке мы никогда не видели ничего подобного. Это заставляет нас с обидой задумываться о том – зачем мы здесь?» Мать всегда ободряла его и говорила: «Не обращай на это внимания. Всё наладится». Лалджибхай искренне молился, и каждый раз Мать благословляла его, но, казалось, ничто не действует. И вот однажды он совсем впал в уныние. Видя, как он страдает, Мать спросила его: «Что тебя так печалит?» «Мать, ты знаешь это лучше меня, — ответил Лалджибхай, — Вот уже пять лет я докладываю тебе обо всём и получаю твои благословения, однако ничего не меняется. Я больше так не могу». «Неужели ты потерял терпение, Лалджибхай?» «Мать, вот уже пять лет длится эта борьба!» «Я проверяла твою выносливость», сказала Мать, и Лалджибхай воскликнул: «О, Боже! Мать, пожалуйста, хватит меня проверять. Это так болезненно и невыносимо. Я испытываю настоящую депрессию». И тогда Мать успокоила его: «Хорошо, больше этого не будет». И действительно, всё наладилось; все волнения среди рабочих прекратились и с тех пор больше никогда не повторялись. Забастовки остались в прошлом. Лалджибхай говорил: «Теперь мы живём и работаем, как одна семья. Но чтобы завоевать такую Милость, нам пришлось обратиться к Матери со всей искренностью и верой её детей».

Лалджибхай так говорил впоследствии о сахарном заводе «Нью Хоризон Шуга Мил»: «Честно говоря, я не делал ничего. Всё сделала Мать – компания была основана Матерью, Мать оказывала помощь на духовном уровне, чтобы привлечь финансирование для строительства завода, Матерью был заложен первый камень, и церемонию открытия тоже проводила Мать, все проблемы решались Матерью, и сегодняшнее процветание наступило благодаря Матери. Мы же только инструменты и исполнители, действующие так, как она того хотела».

Лалджибхай передал Матери бразды правления всей своей жизнью. Он ничего не делал, не испросив разрешения у Матери, поскольку она всегда выговаривала ему, когда что-то шло не так: «Почему ты не спросил меня?» Поэтому, если он чувствовал необходимость, он всегда советовался с Матерью.

По делам ему приходилось несколько раз выезжать из Пондичерри. Как-то раз он сказал ей: «Мать, здесь говорят, что если ты хочешь поехать куда-нибудь, ты должен получить на это разрешение у Матери. Но я бизнесмен, я никогда не знаю, куда и когда мне придётся поехать по делам завтра. Я не могу приходить всякий раз и тревожить тебя в неурочный час, чтобы испросить твоего разрешения. Пожалуйста, скажи мне, как я должен поступать в таких случаях». «От моего имени, — сказала ему Мать,- что только люди не болтают. Не верь им. Если у тебя возникнут какие-либо проблемы, тут же приходи ко мне, но если тебе приходится куда-то уезжать по делам, тебе не надо спрашивать на это моего разрешения». «Мать была очень практичная. — рассказывал потом Лалджибхай, — Она работала не только на ментальном или эмоциональном уровне. И она никогда не вмешивалась в бизнес, но всегда направляла меня, если я приходил и спрашивал её».

В 1957 г. она посоветовала Лалджибхаю: «Не уезжай никуда из Индии. Поехать ты сможешь только в 1981г., и тогда я всё подготовлю. После этого можешь ездить куда и когда угодно». Она сказала, что до 1981 г. разрешает ему выезжать из Индии только в случае крайней необходимости. «Возможно, она считала, что меня загрязнит внешняя атмосфера, и что её работа, совершаемая во мне, останется таким образом не сделанной. – говорил потом Лалджибхай, — По-видимому, я был тогда ещё недостаточно зрелым». В течение десяти лет он не видел даже железнодорожной станции Пондичерри.

Однажды ночью в 1961 г. в сновидении Лалджибхаю явился Шри Ауробиндо и спросил его: «Сколько ещё привезённых из Африки костюмов у тебя осталось?» «Несколько штук» — ответил Лалджибхай. Шри Ауробиндо сказал: «Не носи их больше. Пойди в ателье Ашрама и попроси, чтобы тебе сшили несколько белых костюмов. Всегда носи простую белую одежду».

На следующий день Лалджибхай рассказал свой сон Матери. Она сказала: «Дело в том, что Шри Ауробиндо принял тебя в свои ученики. Таким способом он посвятил тебя».

С тех пор Лалджибхай всегда носил простую белую одежду.

В 1962 г., во время войны с Китаем, Премьер Министр пригласил всех промышленников, бизнесменов и видных граждан Пондичерри в Радж Бхаван. Он попросил их сделать пожертвования на военные нужды, от каждого определённую сумму. Лалджибхая он попросил пожертвовать пять тысяч рупий. Но Лалджибхай воскликнул: «Я бы хотел пожертвовать двадцать пять!» Премьер Министр был так растроган подобной щедростью, что расцеловал Лалджибхая в обе щеки и сказал: «Благодарю тебя, Лалджибхай, я хотел бы посетить твой завод». «Добро пожаловать, — ответил Лалджибхай — Мы будем рады вас принять. Когда мы приглашали вас на церемонию открытия, вы не приехали. Теперь же будем вас ждать. Мать научила нас любить всех, насколько это возможно, и не позволять человеческой природе противиться этому».

Впоследствии Премьер Министр приехал на сахарный завод и сказал: «Я очень счастлив. Мои советники ввели меня в заблуждение, и поэтому я ничем не содействовал вашему развитию». «Прошу вас, забудьте об этом, — ответил Лалджибхай – Продукция продолжает производиться. Дайте своё благословение, а если со стороны правительства возникнут какие-либо препятствия, пожалуйста, помогите их устранить по мере возможности. Эта моя просьба». «Хорошо»- сказал Премьер Министр. Как потом рассказывал Лалджибхай, он оказался настоящим джентльменом и сдержал своё слово. Он дал указание всем правительственным департаментам давать руководителям сахарного завода «Нью Хоризон Шуга Мил» всё, что они попросят, и не чинить им никаких препятствий.

В 1962 г. Лалджибхай хотел поехать в Африку на деловую встречу. Он, как обычно, спросил у Матери разрешения, на что она сказала: «Зачем тебе ехать в Африку? В Африке дела ухудшаются и будут ещё хуже. Если у тебя что-то там ещё осталось, немедленно вывози всё оттуда. Даю тебе максимум десять лет на то, чтобы вывести оттуда весь свой бизнес. Уезжай сейчас, пока ещё можно это сделать с достоинством, иначе тебя просто вышвырнут оттуда. С этого момента каждый год будет тяжелей предыдущего. На протяжении пятидесяти лет от Кейп Тауна до Каира будет царить хаос, а что будет дальше, я не вижу».

Лалджибхай спросил Мать: «Могу ли я рассказать об этом моим родственникам и друзьям, чтобы и они приняли меры на будущее?» «Обязательно скажи им, — ответила Мать – Если они последуют этому совету с искренней верой, то им это обязательно поможет».

С разрешения Матери Лалджибхай отправился в Африку и рассказал своим друзьям и родственникам, а также многим другим о том, что поведала ему Мать, но никто в это не поверил, поскольку все они в это время жили в счастье и процветании. Но в 1972 г, спустя ровно десять лет, разразилась катастрофа, как и предсказывала Мать. Иди Амин изгнал из Уганды всех индийцев. Лалджибхай услышал эту новость по БиБиСи и немедленно отправился к Матери, чтобы сообщить ей об этом. Он также обратился к ней с мольбой о физической защите всех индийцев. Мать пообещала исполнить его просьбу.

И её Милостью большая часть индийцев выехала из Уганды благополучно. Но через три дня БиБиСи сообщило, что Иди Амин посадил в тюрьму известного индийского промышленника, Манубхая Мадхвани. Заслышав эту новость, Лалджибхай поспешил к Матери и сказал ей: «Мать, Манубхай Мадхвани мой кузен и сын нашего партнёра. Иди Амин подверг его гонениям, а затем посадил в тюрьму. Теперь его жизнь в опасности. Я умоляю тебя дать ему свою защиту и благословения». Мать ответила: «Не волнуйся, всё будет в порядке».

Через неделю Лалджибхай услышал по БиБиСи, что Манубхай был отпущен Иди Амином на свободу без каких-либо осложнений. Он тут же пошел к Матери, сообщил ей эту новость и поблагодарил её. Мать была очень рада. Шесть месяцев спустя, когда Манубхай Мадхвани приехал в Индию, Лалджибхай написал ему: «Мать даровала тебе своё благословение и, поверишь ты в это или нет, но она тебя спасла». Манубхай поверил в это и со всей своей семьёй приехал в Пондичерри. Он попросил Лалджибхая испросить разрешения на встречу с Матерью для того, чтобы он смог поблагодарить её. Мать дала разрешение, и Манубхай, а также все члены его семьи получили от Матери благословения.

У Лалджибхая четыре сына и дочь. Когда встал вопрос о женитьбе его второго сына, Ашока, Лалджибхай сказал: «Поскольку мы посвятили свои жизни Матери, то в этом важном вопросе следовало бы спросить её совета». Все согласились, и в один из дней они все вместе отправились к Матери и всё ей выложили. Мать спросила Ашока: «Скажи ка мне, ты хочешь жениться или нет?»

«Да, Мать, хочу» — ответил Ашок. Они показали Матери фотографию его невесты. Мать спросила Ашока: «Она тебе нравится? Если да, то женись на ней». Ашок согласно кивнул, а Мать заметила в отношении девушки, которую звали Кала: «У неё хорошая душа». Тогда Ашок сказал: «Мать, родители Калы преданы тебе и Шри Ауробиндо».

Тут, повернувшись к Лалджибхаю, Мать весело и от души рассмеялась и, широко разведя руки, сказала ему: «Лалджибхай, а ты станешь дедушкой». Затем, взяв его руки в свои, она сказала: «Поздравляю». Лалджибхай воскликнул: «Мать ещё даже помолвка не состоялась, а ты уже называешь меня дедушкой!» Но Мать опять повторила: «Ты станешь дедушкой, Лалджибхай».

Некоторое время спустя Ашок вместе со своей матерью, получив благословения Матери, поехал в Африку, чтобы провести помолвку и подготовиться к свадьбе. Лалджибхай их проинструктировал: «Не спрашивайте о благоприятном дне для свадьбы ни у пандитов, ни у астрологов. Я сам спрошу у Матери». И он, действительно, пошел и спросил: «Мать, когда лучше Ашоку с Калой сыграть свадьбу?» Мать милостиво назначила дату и точное время. Затем он спросил: «Мать, следует ли мне поехать на свадьбу?» «Если честно, — ответила Мать – то я бы сказала тебе «Нет», но ты выбирай сам «Да» или «Нет». «Мать, твоя воля – моя воля, — ответил Лалджибхай, сложив руки на груди – если на то твоя воля, то я не поеду». Тогда Мать сказала: «Я очень рада, что ты так решил. Я сама отправлюсь туда и сыграю свадьбу».

Свадьба состоялась в тот день и в то время, которое назначила Мать. Позднее Мать спросила у Лалджибхая: «Нет ли оттуда каких новостей?» К тому времени он получил телеграмму из Найроби: «Милостью Матери всё прошло благополучно, и мы чувствовали её живое Присутствие на протяжении всей свадебной церемонии. Всё прошло мирно. Наш Пранам (поклон – пер.) Матери». Лалджибхай зачитал Матери телеграмму, и Мать сказала ему: «Вот видишь, разве я не говорила тебе, что отправлюсь туда и сыграю свадьбу?» Лалджибхай с поклоном ответил ей: «Премного тебя благодарю, Мать». Мать не разрешила Лалджибхаю поехать и в Лондон на свадьбы двух его других сыновей, Серуша и Хариша.

Когда его сыновья, Серуш, Ашок и Хариш вернулись из Англии, получив там образование, они пришли к Матери за благословением. Она сказала им: « Теперь, когда вы закончили учёбу, встаньте во главе разных компаний. Она попросила Ашока возглавить сахарный завод, а Серушу и Харишу она сказала: «Вы же возглавьте два других завода. Теперь работать там будете вы, а ваш отец, Лалджибхай, нужен мне для моей работы».

Серуш получил степень инженера-электрика, а также специалиста по электронике. В 1967 г. его пригласили стать членом первого Административного Комитета Ауровиля в качестве технического советника, чтобы он помог в планировании и закладке Ауровиля. Он также основал фирму «Хиндоча энд Элайд Индастриз». В 1969 г. он вместе со своими братьями основал компанию «Ауровиль Электроникс энд Элайд Индастриз» по производству ферритовых магнитов. Мать собственноручно разработала символ для магнитного завода. Серуш в одиночку провёл все исследовательские работы, относительно процессов, задействованных в производстве магнитов. Мать назначила время для открытия магнитного завода. Также в течение трёх лет Серуш преподавал электронику, электротехнику и математику в Международном Центре Образования Шри Ауробиндо.

В 1987 г. бывшие ученики Серуша, Калья, Сунаян и другие, основавшие в Ауровиле компьютерную фирму, пригласили его работать вместе с ними. Лалджибхай сказал, что поскольку Ашок помогает ему в управлении заводом «Нью Хоризон Шуга Мил», Суреш может использовать свои многочисленные таланты для работы Матери – ведь служить Ауровилю, значит также служить Матери.

В 1987 г. мать Лалджибхая, Завербен почувствовала себя плохо. Она привела свои дела в порядок, а 1-го августа 1987 г. сделала намаскар собравшимся вокруг неё родным и близким и сказала: «Я ухожу в Вайкунту (владения Господа Вишну – пер.)», и с этими словами эта святая душа мирно оставила своё тело.

Чтобы картина жизни того, кто всецело посвятил себя Матери, стала более полной, разрешите мне рассказать о некоторых внутренними опытах и переживаниях Лалджибхая, сопровождающихся комментариями Матери.

1) «Мне выпал случай побывать там, где живёт Шри Ауробиндо. Дверь мне открыл Чампаклал, который затем сообщил Шри Ауробиндо о том, что пришел Лалджибхай. Шри Ауробиндо сказал: «Пусть он располагается в соседней комнате». Шри Ауробиндо встретился со мной и спросил меня о духовном значении некоторых цветов. Я ничего не знал об этом. Тогда он объяснил мне их значения. Затем он взял немного сандаловой пасты со своего лба, намазал её мне на лоб и погладил меня по голове. Тотчас же в меня начали интенсивно нисходить Сила, Ананда и Покой, а мои волосы снова стали чёрными. После этого Шри Ауробиндо благословил меня. Чампаклал тем временем сидел поблизости и чем-то занимался. Шри Ауробиндо выглядел молодым, и у него были чёрные волосы и борода. Чампаклал также выглядел молодо.

Когда я рассказал это переживание Матери, она сказала: «Твоё переживание было истинным. Шри Аробиндо дал тебе опыт Трансформации».

2) «Мне приснилось, что я опоздал на встречу с Матерью. Мне пришлось ждать, прежде чем войти к ней в комнату. Из соседней ванной комнаты вышел Шри Ауробиндо и спросил меня: «Ты ждёшь, чтобы увидеться с Матерью?» «Да», — ответил я. Он подозвал меня к себе и, обняв меня, поцеловал и благословил. Сразу же после этого вышел Чампаклал, а Шри Ауробиндо сказал: «Мать зовёт тебя», и Чампаклал повёл меня к Матери».

3) «Во сне, проходя мимо какого-то здания, я увидел, что там стоят Шри Ауробиндо и Чампаклала. Я подошел к ним и сделал Пранам Шри Ауробиндо. Он сказал: «Лалджибхай, ты знаешь, что всё это приходит в упадок и разрушается?» Затем он уточнил: «Люди и здания, птицы и животные, растительное царство – всё это приходит в упадок. Меняется эпоха. Йога Трансформации моя и Матери как раз возникла по этой причине. Наша йога завоюет признание во всём мире, и тогда ничто не разрушится. Горести, бедность, войны, чувство что это «твоё», а это «моё», вражда, зависть, эгоизм – всё это исчезнет. И на земле воцарится Сатчитананда – царство Любви, Света, Гармонии, Единства и Мира. Между людьми больше не будет вражды. Горе станет пережитком прошлого». Шри Ауробиндо продолжал рассказывать, а мы с Чампоклалом слушали его.

На следующий день я рассказал свой сон Чампаклалу. Он тут же вынул свою записную книжку и сказал: «Посмотри, то, что ты испытал, я описал в стихах – абсолютно то же самое. Это вдохновение, пришедшее от Шри Ауробиндо».

4) «Я отправился в долину, расположенную в покрытых снегом Гималаях, и встал там в тени деревьев. Долину пересекала река, возле которой стояли Мать и Шри Ауробиндо. Чампаклал, который тоже был вместе с ними, увидел меня и сообщил о моём присутствии Матери и Шри Ауробиндо. Затем он позвал меня и сказал: «Шри Ауробиндо и Мать ждут тебя». Я подошел к ним и сделал Пранам.

Поблизости стоял храм Богини Шакти. Мать повела меня к нему и попросила, чтобы я встал перед ним. При этом она сказала: «Не пугайся того, что произойдёт. Оставайся спокойным.» «Хорошо», сказал я. Затем я увидел в небе шарообразное тело, похожее на нашу землю. Внутри у него был огонь, но это был холодный огонь. Этот шар начал приближаться ко мне, и я немного испугался. Но тут же начал повторять мантру «Ом Анандамайя, Чайтаньямайя, Сатьямайя Параме» и тогда весь мой страх улетучился, моя грудь распахнулась, и шар вошел в неё. Вверх по моему телу поползла маленькая белая змейка. Мать подбежала и отбросила её. Шри Ауробиндо и Мать были довольны, и после того, как благословили меня, сказали: «На земле начало работать Супраментальное Сознание-Свет. Оно начало работать в сознании людей. Как реакция на его воздействие повсеместно с огромной силой развернулись природные бедствия и катаклизмы, разразилась холодная война, и возросли людские страдания. Всё это будет настолько ужасным, что едва возможно вынести. Люди потеряют веру в Божественное. Только после всех этих испытаний в мире восторжествует Супраментальная Истина, и мир станет Анандамайей, Чайтаньямайей, Сатьямайей . Тогда закончится эпоха этой мировой скорби. Враждебные силы сражаются за этот мир с Божественным, но Супраментальное Сознание одержит победу. В грядущей Божественной Эпохе человек станет просветлённым, и из его жизни исчезнут все сегодняшние скорби и печали».

Затем Шри Ауробиндо, Мать и Чамаклал удалились.

На следующий день я рассказал Матери о своём переживании. Она сказала: «Это настоящий духовный опыт. То, что сказали мы со Шри Ауробиндо, является непреложной Истиной. Если человек будет сохранять веру в Божественный Промысел и в Божественную Работу, то его ментальное напряжение и переживания будут намного меньше».

5) «Однажды ранним утром я прогуливался вдоль берега океана. В некотором отдалении от меня стоял Чампаклал, ожидая Мать. Вместе со мной гулял А.Б.Пател. Ярко светило солнце, и блики его отражались в морской воде. Вся атмосфера была пронизана золотом и Божественным Присутствием. Мать, одетая в сари, сидела на старом пирсе в образе необъятной Вират Рупы (Матери Миров — пер.). С востока приближался Бог-Солнце на своей колеснице, запряженной семью конями. Неожиданно между мной и Богом-Солнцем появился Ракшас, который захотел меня убить. Мать увидела это. Она приказала Богу-Солнцу убить демона. Бог-Солнце убил его стрелой, и на этом сон прервался.

Когда я рассказал его Матери, она сказала: «Это был символический сон. Такие демоны всегда мешают Супраментальному, и только Супраментальное может их уничтожить. Это начало нашего Нового Творения. Если человек позитивно настроен и сохраняет веру в Работу Божественного, реализация у него наступит намного быстрее».

6) «Как-то раз у меня было неспокойное настроение, и я чувствовал какое-то давление на разум. Вдруг я увидел вспышку света. Вместе с этим ко мне пришла мысль, что мне нужно сделать Матери денежное подношение. Как только я об этом подумал, я сразу же почувствовал Ананду (радость).

После обеда я отправился к Матери с чеком. Приняв от меня чек и увидев вписанную в него сумму, Мать спросила: «Тебе кто-нибудь посоветовал поднести именно эту сумму?» Тогда я рассказал ей о своём ментальном напряжении и о вспышке света. Мать была очень довольна и сказала: «Я послала в мир формацию с посланием, что тот, кто первым принесёт мне именно эту сумму, получит адхикар высшего Божественного Благословения. И ты заслужил этот адхикар. Я очень рада, что ты получил Благословения».

На этой возвышенной ноте я закончу свой рассказ. Лалджибхай живёт тихо и неприметно. Он говорит о себе и о своей семье: « Мы всегда верно и со всей искренностью исполняли волю Матери, никогда не обращая внимания на свое личное удобство или неудобство. Это самый верный путь добиться успеха».

Постскриптум: В сложившихся новых неблагоприятных обстоятельствах в сентябре 1989 г. Лалджибхай продал завод «Нью Хоризон Шуга Мил». А в июле того же года он преподнёс Дом Матери, расположенный на территории завода, в дар Опекунскому Совету Ашрама Шри Ауробиндо.

 

Язык публикации: ru