Воспоминания о Шри Ауробиндо и Матери

Шри Ауробиндо и Кришна; Дни Даршанов в Ашраме (Сахана Дэви)

Воспоминания о Шри Ауробиндо и Матери

Шри Ауробиндо и Кришна

Сахана Деви

Спустя несколько месяцев после приезда в Ашрам я почувствовала некую растерянность, потому, что я обнаружила, что меня больше не трогает имя Кришны, и я не могу петь о нём как раньше. Любовь, преданность, слёзы на глазах, возвышенная одухотворённость сердца и разума медленно уходили, уступая место эмоциям, которые, выходя из глубин моего существа, постепенно концентрировались вокруг Шри Ауробиндо и Матери. Когда я пела о них, я чувствовала себя так, будто все внутренние двери были распахнуты настежь. Всё внутреннее сознание выходило наружу в неизъяснимой интенсивности восторга. Прежние ощущения во время пения Бхаджей и Падвали Киртан, посвящённых Кришне, стали теперь значительно слабее, практически исчезнув, и эта смена вызвала во мне внутренний конфликт. Я думала так: «По природе своей все они божественны, и различаются лишь формой, именем и аспектом. Почему же я испытываю такие сильные ощущения по отношению к одному, и ничего не чувствую в отношении другого? Почему мои чувства по отношению к Кришне ослабели?» Это терзало меня в течении длительного времени. И тогда, совершенно неожиданно для себя, я пережила во время медитации чудесный опыт, который развеял все мои сомнения и разрешил все мои проблемы. Нет необходимости объяснять мой опыт, лишь замечу, что переживание было совершенно удивительным и невыразимым! – у меня было видение Шри Кришны.

Передо мной появился Сияющий Образ, светящийся голубым светом! Всё моё существо распростёрлось у его ног, обливаясь слезами, повторяя с молитвенно сложенными руками, простёртыми к Нему: «О, Боже! Мой возлюбленный Боже!» В этом восклицании я чувствовала такое неизвестное мне доныне необыкновенное чувство счастья «единства» с ним, что я погрузилась в море восхитительного блаженства, которое излилось из меня в форме восклицания: «О, какая бесконечная близость, какая близость! Я чувствую такую близость, что в целом свете нет никого другого, кто принадлежал бы мне с такой силой!» Я не в силах ничего более сказать о переживании «единства» и «обладания». Это чувство «обладания» состоит из элементов, которым нет места в земном ощущении «обладания». Эти элементы не существуют в этом мире, только тогда, когда Сам Бог приходит к нам так близко, он приносит с Собой это чувство и переполняет им нас. Оно принадлежит к иному миру, иной жизни – исполненное божественного прикосновения и небесного Блаженства! Переполняя меня этим неизъяснимым чувством, он исчез, даруя свою благодать – как некий Зов, пробуждающий меня к новому сознанию будущего Супраментального проявления Шри Ауробиндо, как бы говоря мне напоследок: – «К чему все эти сомнения? Я един со Шри Ауробиндо.» Я написала письмо Шри Ауробиндо и спросила его: «Как могу я, простой человек, и посредственный йог, объяснить этот опыт? Правильно ли я его поняла?» Он мне ответил: «Кто же ещё может быть един со мной как не Кришна?»


Дни Даршанов в Ашраме

Мать давала нам особенные новогодние благословения в полночь 31 декабря. Это был волшебный момент необыкновенных переживаний, в безмолвной глубине каждого из нас всё, казалось, вибрировало в такт мрачной торжественности ночи. Казалось, Мать открывала себя нам в этот час в бессмертной прелести своей неземной природы. Мы забывали обо всём, когда в молчании поднимались по лестнице для того, чтобы получить её божественное прикосновение, с замиранием храня внутри надежду на возможность нового рождения. Как только мы переступали порог комнаты, мы видели освещенную розовым сиянием фигуру Матери, которая казалась неземным видением иного мира. И только её лицо оставалось ярко освещённым будто первыми лучами восходящего солнца нового дня. Неизъяснимая радость поднималась в наших сердцах, и после того, как мы склонялись перед ней, она благословляла нас своей улыбкой, давая нам нечто материальное и конкретное, апельсин или плитку шоколада. Но, что бы она не дала нам, всё казалось нам символическим волшебным объектом, который должен был снять с нас тёмную завесу неведения.

В течение трёх лет Мать благословляла нас так в час наступления Нового Года. Но с 1932 года, после болезни Матери, всё изменилось, и в канун Нового Года мы собирались в Медитационном Зале внизу, и во дворе, который прилегал к нему, для общей медитации – в те дни, что бы мы ни делали, всё было связано с погружением сознания внутрь – то же происходило и в момент Нового Года, когда, как вспышка молнии, разрывающей завесу тьмы, раздавался звук органа и вместе с ним звучал волшебный голос Матери, которая пела, аккомпанируя себе на органе. В её голосе была такая сила очарования, будто сокровенный смысл поднимался из глубины её сознания, для того, чтобы пробудить нас к нисходящему сверху свету. Это было нечто чудесное и непередаваемое, отчего замирала душа в щемящем сладком чувстве странного наслаждения. После этого, в полутёмной комнате мы получали новогодние благословения Матери и подарок из её рук, сладости или фрукты. Мать восседала на своём кресле, как на троне, и нам казалось, что в её руках находились несметные богатства, которыми она одаряла нас. Каждый Новый Год она играла на органе и иногда пела. С нетерпением мы ждали каждый год эту удивительную ночь, наполненную музыкой. Её музыка была её собственным творением, вдохновением, которое с готовностью приходило к ней, когда она садилась играть. Вначале она концентрировалась внутри и закрывала глаза перед тем, как коснуться клавишей, и затем музыка свободно лилась из-под её рук в совершенной гармонии без единой фальшивой ноты.

С 1939 года, после несчастного случая со Шри Ауробиндо, мы не подходили к Матери для благословений после её игры на органе, как раньше, но встречали её в 6 часов утра на ступеньках лестницы, и она поздравляла нас с Новым годом: «Bonne Annee»; и мы отвечали ей теми же словами, получая от неё листья, символизирующие «Новое Рождение». Перед 1939 годом она давала нам благословения с «Новым Рождением» в ночь Рождества 24 декабря.

В течение многих лет Мать выходила на балкон перед рассветом и смотрела на восток, встречая восход солнца. Несколько ашрамитов, узнав об этом, стали приходить ранним утром и стояли под балконом, ожидая её прихода. Постепенно весь Ашрам стал собираться под её балконом ранним утром, для того, чтобы увидеть её. Так появились Даршаны Матери на балконе. Позже, даже посторонние люди, жители Пондичерри, и те, кто приезжал в Ашрам с визитом, приходили утром сюда для того, чтобы получить Дршан Матери. Во время этого Даршана Мать, после концентрации в течение нескольких минут,  окидывала своим, полным благости, взглядом всех присутствующих. Эти Даршаны закончились 16 марта 1962 года, когда Мать серьезно заболела. Но до этого времени, в течение многих лет, она благословляла нас также вечером у подножия лестницы, которая спускалась в Медитационный зал. Вначале мы медитировали вместе с ней в течение получаса. По мере того, как мы, выстроившись в очередь, подходили к ней по одному, она благословляла нас и иногда погружалась в транс, который в отдельных случаях, мог продолжаться в течение часа, и садхак, который стоял перед ней в это время, ждал неподвижно момента её выхода из транса; иногда даже случалось так, что она держала за руку садхака в тот момент, когда она погружалась в транс, и она не могла разжать руку, пока не выходила из транса. Но это случалось очень редко.

 

Язык публикации: ru