Молитвы и Медитации Матери

Молитва Матери: 10 января 1914 года

Моё стремление восходит к Тебе, всегда одно и то же, по своей почти детской форме, такое обыкновенное в своей простоте, но мой зов всё более горяч, и за неловкими словами стоит весь пыл моей концентрированной воли. И я умоляю Тебя, О Господь, несмотря на простодушие этого выражения, которое с трудом можно назвать интеллектуальным, я молю Тебя о более истинных свете, чистоте, искренности и любви, и это для всех, для того множества, которое составляет то, что я зову своим существом и для множества, которое составляет вселенское бытие; я умоляю Тебя, хотя я знаю, что совершенно бесполезно умолять Тебя, потому что только мы, в нашем неведеньи и бессилии, можем стоять на пути Твоей блистательной и всецелой манифестации, но что-то детское внутри меня находит поддержку в этом ментальном отношении; я умоляю Тебя, чтобы мир Твоего царствования распространился по всей земле.

О неприступная вершина, на которую мы непрестанно взбираемся, так никогда не достигнув Тебя, Единая Реальность нашего бытия, которая, как мы верим, открыта нами и которая тотчас ускользает от нас, чудесное состояние, которым мы думаем что овладели, но которое ведёт нас всё дальше и дальше во всё ещё неисследованные глубины и беспредельности; никто не может сказать: «Я познал Тебя», и всё же все несут Тебя в себе, и в безмолвии своих душ могут услышать эхо Твоего голоса; но это безмолвие, само по себе, прогрессивно, и каким бы ни был совершенным союз, которого мы достигли, до тех пор, пока мы, в силу нашего тела, принадлежим этому миру относительности, этот Союз c Тобой будет всегда подлежать совершенствованию.

Но все эти слова, чтобы говорить о Тебе – ничто иное, как пустая болтовня. Позволь мне стать Твоей верной слугой.

*

Mon aspiration monte vers Toi toujours identique à elle-même dans sa forme presque enfantine, banale de simplicité, mais mon appel est toujours plus ardent, et derrière les mots maladroits, il y a toute la ferveur de ma volonté concentrée. Et je T’implore, Seigneur, malgré la naïveté de cette expression si peu intellectuelle, je T’implore pour plus de lumière, de pureté, de sincérité et d’amour vrais, et cela pour tous, pour la multitude qui constitue ce que j’appelle mon être, et pour la multitude qui constitue l’être universel; je T’implore, sachant pourtant que c’est parfaitement inutile de T’implorer, puisque nous seuls, dans notre ignorance et notre mauvaise volonté, pouvons faire obstacle à Ta glorieuse et totale manifestation, mais quelque chose d’enfantin en moi trouve un point d’appui ‘ dans cette attitude mentale; je T’implore afin que la paix de Ton règne s’étende sur la terre.

ô cime inaccessible que nous escaladons sans cesse sans jamais T’atteindre, Unique Réalité de notre être que nous croyons découvrir pour Te voir échapper aussitôt; état merveilleux que nous pensons saisir, mais qui nous mène plus loin, toujours plus loin, dans des profondeurs et des immensités toujours inexplorées; nul ne peut dire : je T’ai connu, et pourtant tous Te portent en eux-mêmes, et dans le silence de leur âme peuvent entendre l’écho de Ta voix; mais ce silence lui-même est progressif, et quelle que soit la perfection de l’union que nous avons réalisée, tant que par notre corps nous appartiendrons au monde du relatif, cette Union avec Toi sera toujours perfectible.

Mais tous ces mots pour parler de Toi ne sont qu’un vain bavardage. Permets que je devienne Ton serviteur fidèle.

*

My aspiration rises towards Thee ever the same in its almost childlike form, so ordinary in its simplicity, but my call is ever more ardent, and behind the faltering words there is all the fervour of my concentrated will. And I implore Thee, O Lord, in spite of the naïveté of this expression that is hardly intellectual, I implore Thee for more true light, true purity, sincerity and love, and all this for all, for the multitude constituting what I call my being, and for the multitude constituting the universal being; I implore Thee, though I know that it is perfectly useless to implore Thee, for we alone, in our ignorance and ill-will, can stand in the way of Thy glorious and total manifestation, but something childlike within me finds a support in this mental attitude; I implore Thee that the peace of Thy reign may spread throughout the earth.

O inaccessible summit which we unceasingly scale without ever reaching Thee, sole Reality of our being whom we believe we have found only to see Thee immediately escape us, marvellous state which we think we have seized but which leads us farther and farther into ever unexplored depths and immensities; no one can say, “I have known Thee,” and yet all carry Thee in themselves, and in the silence of their soul can hear the echo of Thy voice; but this silence is itself progressive, and whatever be the perfection of the union we have realised, as long as we belong by our body to the world of relativity, this Union with Thee can always grow more perfect.

But all these words we use to speak about Thee are only idle talk. Grant that I may become Thy faithful servitor.

 
0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий