Мать, спутница Шри Ауробиндо, в ходе духовной практики оставила в наследие свой дневник бесед и воззваний к Божественному. Следуя молитвой за молитвой мы можем приобщиться к духовному пути Матери, разделяя с ней её духовные эмоции и сознание.

Молитвы и Медитации Матери

Молитва Матери: 28 ноября 1912 года

Молитвы и Медитации Матери

Молитвы и Медитации

Дневник Матери: 28 ноября 1912 года

Не является ли внешняя жизнь, деятельность каждого дня и каждого мгновения, необходимым дополнением часов медитации и созерцания? И не является ли соотношение времени, отведенного для одного и для другого, точным отображением того соотношения, которое существует между совокупностью усилий, необходимых для подготовки и для реализации? Ибо, медитация, созерцание, Единство — это достигнутый результат, цветок, который расцвёл; в то время, как повседневная деятельность — это наковальня, через которую все элементы должны проходить снова и снова до тех пор, пока они не станут гибкими, очищенными, утонченными и не созреют для озарения, которое созерцание дарует им. И необходимо, чтобы все эти элементы, один за другим, прошли таким образом через горнило, прежде чем внешняя активность перестанет быть необходимой для интегрального развития. Тогда эта деятельность станет средством проявления Тебя, с тем чтобы пробудить другие центры сознания к той же двойной работе перековки и озарения. Именно поэтому гордыня и самоудовлетворённость являются наихудшими из всех препятствий. В полном смирении, мы должны воспользоваться каждой предоставленной крохотной возможностью для того, чтобы придать новую форму и очистить один из этих бесчисленных элементов, чтобы сделать их гибкими, безличными, научить их забывать о себе, научить самоотверженности, преданности, доброте и нежности; и когда все эти состояния существа станут привычными для них, тогда они станут готовы для того, чтобы участвовать в Созерцании и отождествиться с Тобой в верховной Концентрации.

Вот почему, мне кажется, что даже для лучших, работа должна быть долгой и медленной; и мне кажется, что эти молниеносные превращения не могут быть интегральными. Они изменяют ориентацию существа, они окончательно устанавливают его на прямой путь: но чтобы поистине достигнуть цели, никто не может избежать бесчисленных опытов, всевозможных видов и в каждое мгновение.

… О Верховный Мастер, кто сияет в моём существе и во всём, пусть Свет Твой проявится, и правление Твоего Покоя воцарится над всём.

*

La vie extérieure, l’activité de chaque jour et de chaque instant n’est-elle pas le complément indispensable des heures de méditation et de contemplation. Et la proportion de temps donné à l’une et à l’autre n’est-elle pas l’image exacte de la proportion qui existe entre la somme d’efforts à faire pour la préparation et pour la réalisation. Car la méditation, la contemplation, l’Union, c’est le résultat obtenu, la fleur qui s’épanouit; tandis que l’activité quotidienne est l’enclume sur laquelle doivent passer et repasser tous les éléments afin qu’ils soient assouplis, purifiés, raffinés, rendus mûrs pour l’illumination qui leur est conférée par la contemplation. Et il faut que tous ces éléments les uns après les autres soient ainsi passés au creuset avant que l’activité extérieure ne soit plus une nécessité pour le développement intégral. Cette activité devient alors le moyen de Te manifester afin d’éveiller d’autres centres de conscience au même travail duel de forge et d’illumination. C’est pourquoi l’orgueil et la satisfaction de soi sont les pires des obstacles. C’est très modestement qu’il faut profiter de toutes les minuscules occasions offertes de pétrir et de purifier quelques-uns de ces innombrables éléments, de les assouplir, de les impersonnaliser, de leur apprendre l’oubli de soi, l’abnégation, le dévouement, la bonté, la douceur; et lorsque toutes ces manières d’être leur sont coutumières, alors ils sont prêts pour participer à la Contemplation et s’identifier à Toi dans la Concentration suprême. C’est pourquoi, même pour les meilleurs, le travail me paraît devoir être long et lent; et les conversions Foudroyantes me paraissent ne pas pouvoir être intégrales. Elles changent l’orientation de l’être et le mettent définitivement dans le chemin de la rectitude: mais pour atteindre vraiment le but, personne ne peut échapper aux expériences innombrables, de toute sorte et de tout instant.

… Ô Maître Suprême qui resplendis en mon être et en toute chose, que Ta Lumière soit manifestée et que le règne de Ta Paix vienne pour tous.

*

The outer life, the activity of each day and each instant, is it not the indispensable complement of our hours of meditation and contemplation? And is not the proportion of time given to each the exact image of the proportion which exists between the amount of effort to be made for the preparation and realisation? For meditation, contemplation, Union is the result obtained – the flower that blooms; the daily activity is the anvil on which all the elements must pass and repass in order to be purified, refined, made supple and ripe for the illumination which contemplation gives to them. All these elements must be thus passed one after the other through the crucible before outer activity becomes needless for the integral development. Then is this activity turned into the means to manifest Thee so as to awaken the other centres of consciousness to the same dual work of the forge and the illumination. Therefore are pride and satisfaction with oneself the worst of all obstacles. Very modestly we must take advantage of all the minute opportunities offered to knead and purify some of the innumerable elements, to make them supple, to make them impersonal, to teach them forgetfulness of self and abnegation and devotion and kindness and gentleness; and when all these modes of being have become habitual to them, then are they ready to participate in the Contemplation, and to identify themselves with Thee in the supreme Concentration.

That is why it seems to me that the work must be long and slow even for the best and that striking conversions cannot be integral. They change the orientation of the being, they put it definitively on the straight path; but truly to attain the goal none can escape the need of innumerable experiences of every kind and every instant.

…O Supreme Master who shinest in my being and each thing, let Thy Light be manifest and the reign of Thy Peace come for all.

Молитвы и Медитации Матери

Молитва Матери: 26 ноября 1912 года

Разве я не должна каждое мгновение возносить Тебе гимн благодарения в деятельности! Везде и во всём вокруг меня Ты проявляешь Себя; во мне Твоё сознание и Твоя воля постоянно выражают себя всё более и более отчётливо вплоть до того, что я почти полностью теряю эту грубую иллюзию «я» и «моё». Если несколько теней снова, несколько недостатков покажутся в этом великом Свете, который проявляет Тебя, разве смогут они выдержать долго чудесное сияние Твоей прекрасной Любви? Этим утром сознание, которое было во мне, то что Ты делаешь из этого существа, которое являлось мной, было подобно колоссальному бриллианту с правильными и геометрическими гранями; бриллианту по плотности, прочности, кристальной чистоте, прозрачности, но сверкающему и лучащимся пламенем в своей интенсивной и прогрессивной жизни. Но это было чем-то большим и лучшим, чем всё это, потому что оно превосходило все внешние и внутренние ощущения, и этот образ предстал перед моим разумом, только по мере того, как я возвращалась в сознательный контакт с внешним миром.

Это Ты, кто делает опыт плодородным, это Ты, кто делает жизнь прогрессивной, это Ты, кто заставляет мгновенно исчезнуть тьму перед Светом, это Ты, кто придаёт Любви всё её могущество, это Ты, кто поднимает повсюду материю в этом великолепном и страстном устремлении, в этой возвышенной жажде Вечности.

Ты — везде и всегда; нет ничего, кроме Тебя в сущности и в проявлении.

Тень, иллюзия рассейтесь; страдание исчезни: Верховный Господь, не Ты ли там?

*

Quel cantique d’action de “grâces ne devrais-je pas Te chanter à chaque instant! Partout et en toute chose autour de moi Tu Te manifestes; en moi Ta conscience et Ta volonté s’expriment de plus en plus clairement, au point que j’ai presque totalement perdu cette grossière illusion du “moi” et du “mien”. Si quelques ombres encore, quelques bavures se laissent voir dans cette grande Lumière qui Te manifeste, comment supporteront-elles longtemps l’éclat merveilleux de Ton splendide Amour. Ce matin la conscience que j’ai eue de ce que Tu fais de cet être qui fut moi peut se traduire à peu près par un monumental diamant taillé à facettes géométriques et régulières; diamant par la cohésion, la fermeté, la limpidité incolore, la transparence, mais flamme éclatante et radieuse dans sa vie intense et progressive. Mais c’était plus et mieux que tout cela puisque toute sensation extérieure ou intérieure était dépassée et que cette image ne s’est présentée à mon mental qu’au fur et à mesure que je rentrais en contact conscient avec le monde extérieur.

C’est Toi qui rends l’expérience féconde, c’est Toi qui fais que la vie est progressive, c’est Toi qui obliges l’obscurité à se dissoudre instantanément devant la Lumière, c’est Toi qui donnes toute sa puissance à l’Amour, c’est Toi qui soulèves partout la matière dans cette merveilleuse et ardente aspiration, dans cette soif sublime d’Éternité.

Toi partout et toujours ; rien que Tu dans l’essence et dans la manifestation …

Ombre, illusion, dissipez-vous; souffrance, évanouis-toi : Seigneur Suprême, n’es-Tu pas là!

*

What a hymn of thanksgiving should I not be raising at each moment unto Thee! Everywhere and in everything around me Thou revealest Thyself and in me Thy Will and Consciousness express themselves always more and more clearly even to the point of my having almost entirely lost the gross illusion of “me” and “mine”. If a few shadows, a few flaws can be seen in the great Light which manifests Thee, how shall they bear for long the marvellous brightness of Thy resplendent Love? This morning, the consciousness that I had of the way Thou art fashioning this being which was “I” can be roughly represented by a great diamond cut with regular geometrical facets, a diamond in its cohesion, firmness, pure limpidity, transparency, but a brilliant and radiant flame in its intense ever-progressive life. But it was something more, something better than all that, for nearly all sensation inner and outer was exceeded and that image only presented itself to my mind as I returned to conscious contact with the outer world.

It is Thou that makest the experience fertile, Thou who renderest life progressive, Thou who compellest the darkness to vanish in an instant before the Light, Thou who givest to Love all its power, Thou who everywhere raisest up matter in this ardent and wonderful aspiration, in this sublime thirst for Eternity.

Thou everywhere and always; nothing but Thou in the essence and in the manifestation.

O Shadow and Illusion, dissolve! O Suffering, fade and disappear! Lord Supreme, art Thou not there?

Молитвы и Медитации Матери

Молитва Матери: 19 ноября 1912 года

Вчера я сказала тому молодому англичанину, который ищет Тебя с таким искренним желанием, что я определенно нашла Тебя, и наш Союз стал постоянным. И, действительно, таково состояние, которое я осознаю. Все мои мысли устремляются к Тебе, все мои действия посвящены Тебе; Твоё Присутствие для меня несомненный, нерушимый, незыблемый, неизменный факт, и Твой покой постоянно пребывает в моём сердце. Всё же я знаю, что это состояние единства убогое и ненадежное по сравнению с тем, которое я смогу реализовать завтра, и я всё ещё так далека, очень далека, без всякого сомнения, от того Отождествления, в котором я полностью потеряю чувство своего «я», того «я», которым я всё ещё пользуюсь, чтобы выражать себя, но которое каждый раз является помехой, словно неподходящее слово для выражения мысли, ищущей своего выражения. Оно кажется мне неизбежным в силу необходимости человеческого общения, но всё зависит от того, что проявляет это «я»; и уже много раз, когда я произношу это, это Ты говоришь во мне, ибо я потеряла чувство разделённости.

Но всё это ещё находится в зародыше и будет совершенствоваться. Какая же умиротворяющая уверенность в этом безмятежном доверии в Твоё Всемогущество!

Ты есть всё, везде и во всём, и это тело, которое действует, является Твоим собственным телом, так же как и видимая вселенная во всей своей полноте; Ты – тот, кто дышит, думает и любит в этой субстанции, которая будучи Тобой, желает стать Твоим покорным слугой.

*

J’ai dit hier à ce jeune Anglais qui Te cherche avec un si sincère désir, que je T’avais définitivement trouvé, que l’Union était constante. Tel est, en effet, l’état dont je suis consciente. Toutes mes pensées vont vers Toi, tous mes actes Te sont consacrés ; Ta Présence est pour moi un fait certain, immuable, invariable, et Ta Paix habite mon cœur constamment. Pourtant je sais que cet état d’Union est misérable et précaire à côté de celui qu’il me sera possible de réaliser demain, et que je suis loin encore, très loin sans doute, de cette Identification où je perdrai totalement la notion du “je”, de ce “je” que j’emploie encore pour m’exprimer, mais qui, à chaque fois, est une gêne, comme un terme impropre à exprimer la pensée qui veut s’exprimer. Il me semble indispensable par nécessité de communication humaine, mais tout réside dans ce que manifeste ce “je” ; et que de fois déjà, quand je le prononce, c’est Toi qui parles en moi, car j’ai perdu le sens de la séparativité.

Mais tout cela est embryonnaire encore et ira en se perfectionnant. Quelle apaisante assurance que cette sereine confiance en Ta Toute-Puissance !

Tu es tout, partout, en tout, et ce corps qui agit est Ton propre corps ainsi que l’univers visible dans son entier; c’est Toi qui respires, qui penses et qui aimes dans cette substance qui, étant Toi-même, veut être Ta docile servante.

*

I SAID yesterday to that young Englishman who is seeking for Thee with so sincere a desire, that I had definitively found Thee, that the Union was constant. Such is indeed the state of which I am conscious. All my thoughts go towards Thee, all my acts are consecrated to Thee; Thy Presence is for me an absolute, immutable, invariable fact, and Thy Peace dwells constantly in my heart. Yet I know that this state of union is poor and precarious compared with that which it will become possible for me to realise tomorrow, and I am as yet far, no doubt very far, from that identification in which I shall totally lose the notion of the “I”, of that “I”, which I still use in order to express myself, but which is each time a constraint, like a term unfit to express the thought that is seeking for expression. It seems to me indispensable for human communication, but all depends on what this “I” manifests; and how many times already, when I pronounce it, it is Thou who speakest in me, for I have lost the sense of separativity.

But all this is still in embryo and will continue to grow towards perfection. What an appeasing assurance there is in this serene confidence in Thy All-Might!

Thou art all, everywhere, and in all, and this body which acts is Thy own body, just as is the visible universe in its entirety; it is Thou who breathest, thinkest and lovest in this substance which, being Thyself, desires to be Thy willing servant.

Молитвы и Медитации Матери

Молитва Матери: 3 ноября 1912 года

… Твой Свет присутствует во мне, как живительный огонь и Твоя божественная Любовь наполняет меня: всем своим существом я стремлюсь к тому, чтобы Ты правил как Верховный Владыка этим телом, которое хочет стать Твоим послушным инструментом и преданным слугой.

* Позволь Твоему Свету быть во мне, как Огню, дающему всему жизнь; позволь Твоей божественной Любви проникнуть в меня. Я стремлюсь всем своим существом под Твоё покровительство, как повелителю и мастеру моего разума, сердца и тела; позволь им стать Твоими послушными инструментами и верными слугами. (перевод английского варианта сделанного Шри Ауробиндо)

*

…Ta Lumière est en moi comme un feu vivifiant et Ton divin Amour me pénètre : de tout mon être j’aspire à ce que Tu règnes en Souverain Seigneur dans ce corps qui veut devenir Ton instrument docile et Ton fidèle serviteur.

*

Let Thy Light be in me like a Fire that makes all alive; let Thy divine Love penetrate me. I aspire with all my being for Thy reign as sovereign and master of my mind and heart and body; let them be Thy docile instruments and Thy faithful servitors.

Молитвы и Медитации Матери

Молитва Матери: 2 ноября 1912 года

2 ноября 1912 года *

Хотя всё моё существо теоретически посвящено Тебе, О Верховный Мастер, тебе, кто есть жизнь, свет и любовь во всём, мне по прежнему трудно применять это посвящение в деталях. Мне потребовалось несколько недель, чтобы понять, что причина этих письменных медитаций, их обоснование, заключается в самом факте ежедневного обращения к Тебе. Таким образом, я буду воплощать каждый день небольшую часть той беседы, которую я так часто веду с Тобой; я буду исповедоваться перед Тобой со всей полнотой; не потому, что думаю, что Ты сможешь узнать что-то новое: Ты вездесущ, но наш внешний и искусственный образ понимания и видения чужды Тебе, если можно так выразиться; он противоположен Твоей природе. Тем не менее, обращаясь к Тебе внутри, погружаясь в Твой Свет, в тот момент когда я смотрю на эти вещи, мало-помалу я начну видеть их такими, каковы они на самом деле. Вплоть до того дня, когда я полностью отождествлюсь с Тобой, и тогда мне будет нечего сказать Тебе, ибо я буду Тобой. Это цель, которую я хочу достигнуть; к этой победе всё больше и больше будут устремляться все мои усилия. Я стремлюсь к тому дню, когда не смогу больше сказать «я», потому что тогда я стану Тобой.

Сколько же раз в день я всё ещё действую, не посвящая Тебе свои действия; я сразу же замечаю это по смутному беспокойству, проявляющемуся в моём телесном восприятии в виде тяжести на сердце. И тогда я рассматриваю свои действия, и они кажутся мне такими смехотворными, ребяческими или достойными порицания; я сожалею об этом; на мгновение я становлюсь печальной, пока не погружаюсь в Тебя и не теряю себя с доверием ребенка, жду от Тебя необходимого вдохновения и силы, чтобы исправить свою ошибку во мне и вокруг меня – в том, что является одним целым; ибо сейчас я постоянно и совершенно определенно ощущаю универсальное единство, которое определяет абсолютную взаимосвязь всех действий.

*

Quoique tout mon être Te soit théoriquement consacré, Ô Maître Sublime qui es la vie, la lumière et l’amour de toute chose, j’ai peine encore à appliquer cette consécration dans les détails. Il m’a fallu plusieurs semaines pour savoir que la raison de cette méditation écrite, sa légitimation, réside dans le fait de Te l’adresser quotidiennement. Ainsi je matérialiserai chaque jour un peu de la conversation que j’ai si fréquemment avec Toi; je Te ferai de mon mieux ma confession; non pas parce que je crois pouvoir T’apprendre quelque chose : Tu es toute chose; mais notre façon extérieure et artificielle de comprendre et de voir T’est étrangère, si je puis dire ; elle est opposée à Ta nature. Cependant en me tournant vers Toi, en me baignant dans Ta Lumière au moment où je considère ces choses, petit à petit je les verrai plus semblables à ce qu’elles sont. Jusqu’au jour où, m’étant identifiée à Toi, je n’aurai plus rien à Te dire puisque je serai Toi. C’est ce but que je veux atteindre; c’est vers cette victoire que tendront de plus en plus tous mes efforts. Et j’aspire au jour où je ne pourrai plus dire “je” parce que je serai Toi.

Que de fois par jour, encore, j’agis sans que mon acte Te soit consacré; je m’en aperçois tout de suite à un malaise indéfinissable qui se traduit dans ma sensibilité corporelle par un serrement de cœur. J’objective alors mon action qui me paraît ridicule, enfantine ou coupable; je la déplore; pour un moment je suis triste, jusqu’à ce que me plongeant, me perdant en Toi avec une confiance d’enfant, j’attende de Toi l’inspiration et la force nécessaires pour réparer mon erreur en moi et autour de moi, ce qui est tout un; car maintenant je perçois de façon constante et précise l’unité universelle qui détermine une interdépendance absolue de toutes les actions.

*

Although my whole being is in theory consecrated to Thee, O Sublime Master, who art the life, the light and the love in all things, I still find it hard to carry out this consecration in detail. It has taken me several weeks to learn that the reason for this written meditation, its justification, lies in the very fact of addressing it daily to Thee. In this way I shall put into material shape each day a little of the conversation I have so often with Thee; I shall make my confession to Thee as well as it may be; not because I think I can tell Thee anything – for Thou art Thyself everything, but our artificial and exterior way of seeing and understanding is, if it may be so said, foreign to Thee, opposed to Thy nature. Still by turning towards Thee, by immersing myself in Thy light at the moment when I consider these things, little by little I shall see them more like what they really are, – until the day when, having made myself one in identity with Thee, I shall no more have anything to say to Thee, for then I shall be Thou. This is the goal that I would reach; towards this victory all my efforts will tend more and more. I aspire for the day when I can no longer say “I”, for I shall be Thou.

How many times a day, still, I act without my action being consecrated to Thee; I at once become aware of it by an indefinable uneasiness which is translated in the sensibility of my body by a pang in my heart. I then make my action objective to myself and it seems to me ridiculous, childish or blameworthy; I deplore it, for a moment I am sad, until I dive into Thee and, there losing myself with a child’s confidence, await from Thee the inspiration and strength needed to set right the error in me and around me, – two things that are one; for I have now a constant and precise perception of the universal unity determining an absolute interdependence of all actions.