Бхагавадгита

Духовный символизм Махабхараты (Комментарии Парамаханса Йогананды)

парамаханса йогананда

Эпические повествования о Кауравах и Пандавах

Комментарии Парамаханса Йогананды к Бхагавадгите.

Читателю Бхагавадгиты нет необходимости знакомиться со всей грандиозной и насыщен­ной символами Махабхаратой (частью которой является диалог Кришны с Арджуной). Однако, дабы понять, что именно Вьяса хотел сказать своими аллегориями, надо иметь представление об основных действующих лицах и событиях этого эпоса.

Повествование Махабхараты начинается с периода, отстоящего от времени Кришны и Арджуны на три поколения — с правления царя Шантану. Первой супругой Шантану была Ганга (персонификация великой реки). Она родила восьмерых сыновей, но первые семь были брошены ею в священные воды Ганги. Восьмым родился Бхишма. В ответ на мольбы супруга Ганга оставила сына жить в этом мире, а сама погрузилась в речные воды и растворилась в них. Через некоторое время Шанту женился на Сатьявати, от которой у него было два сына: Читрангада и Вичитравирья. Оба они не оставили потомства — один погиб неженатым, а о смерти второго скорбели две вдовы, Амбика и Амбалика.

 До встречи с Шанту Сатьявати была дочерью рыбака. Она настолько пропиталась запахом рыбы, что никто не хотел даже находиться с ней рядом — не говоря уже о сватовстве. Сжалившись над рыбачкой, по­движник Парашара не только наградил ее сыном (которого мы знаем под именем Вьяса), но и превратил исходивший от Сатьявати неприятный запах в благоухание лотоса. Таким образом, по матери Вьяса был братом Вичитравирьи.

В древности, если царь умирал, не оставив наследников (как Вичитравирья), обычай возлагал обязанность продления царского рода на брата покойного. Для этой цели и был призван Вьяса, от которого Амбика родила Дхритараштру (слепого от рождения), а Амбалика — Панду. Дхритараштра женился на Гандхари, которая, ввиду слепоты своего мужа, закрыла свои глаза повязкой и на протяжении всей остав­шейся жизни разделяла со своим супругом окружавший его мрак. У них было сто сыновей, старший из которых (Дурьодхана) правил в качестве регента при своем слепом отце. Еще одного сына Дхритараштре родила его вторая жена, Вайшья.

Подробнее

Бхагавадгита

Духовный символизм Бхагавад Гиты: Учитель, ученик и поле действия

Бхагавадгита

Духовный символизм Бхагавад Гиты: Учитель, ученик и поле действия

Комментарии Шри Ауробиндо к Бхагавадгите. Глава 1

14. Тогда, стоя на великой колеснице, запряженной белыми конями, Мадхава (Шри Кришна) и сын Панду (Арджуна) затрубили в свои божественные раковины.

Арджуна — воин в колеснице, а божественный Кришна — его возничий.

Арджуна — ученик, получающий посвящение на поле боя, это борющаяся душа человека, который пока не обрел Знание, но вырос до такой степени, что готов получить его, действуя в мире в тесном содружестве и все более тесном союзе с высшим и божественным «Я» (Self), проявленном в человечестве. Согласно одному из толкований Гиты, не только данный эпизод, но и вся Махабхарата — это некая аллегория внутренней жизни, которая не имеет никакого отношения к нашей внешней человеческой жизни и деятельности и описывает лишь битвы души с силами, борющимися внутри нас за власть. Общий характер эпоса и способ его изложения не подтверждают эту точку зрения, если же настаивать на ней, то ясный и прямой стиль изложения философии Гиты превращается в сплошную мистификацию, тяжелую и в каком-то смысле незрелую. Язык Вед и, по крайней мере, части Пуран, вне всякого сомнения, символичен, полон образов и описаний явлений, лежащих за порогом видимого мира, — Гита же написана простым и ясным языком, она призвана разрешить огромные этические и духовные трудности, которые ставит перед человеком жизнь, и не намерена отходить от своего ясного стиля изложения, чтобы угодить нашей потребности в расшифровке аллегорий и интеллектуальных экзерсисах. Но и в таком толковании есть своя правда: пусть изложение учения и не является символическим, но оно определенно является типическим, каковым и должно быть изложение такого текста, как Гита, если она вообще как-то связана со своим культурно-историческим контекстом[1] .

Подробнее